Лекция "Революцией мобилизованный и призванный (о В. Маяковском)"

Лекция "Революцией мобилизованный и призванный (о В. Маяковском)"

Лектор - Максим Юрьевич Маркасов 

   23 января 2015 года состоялась лекция, посвященная 85-летию поэмы Владимира Владимировича Маяковского «Во весь голос». Лекцию «Революцией мобилизованный и призванный» прочитал Максим Юрьевич Маркасов, кандидат филологических наук, доцент ИФМИП НГПУ.

   Максим Юрьевич начал лекцию с рассказа о том, кто такой Маяковский. Но перед этим прочитал всю поэму, необходимо, чтобы она зазвучала до рассказа об авторе. Доминантой поэмы «Во весь голос» является её воспроизведение во весь голос:

«Уважаемые

     товарищи потомки!

Роясь

     в сегодняшнем

         окаменевшем г..,

наших дней изучая потемки,

вы,

    возможно,

        спросите и обо мне.

И, возможно, скажет

       ваш ученый,

кроя эрудицией

       вопросов рой,

что жил-де такой

       певец кипяченой

и ярый враг воды сырой.

Профессор,

       снимите очки-велосипед!

Я сам расскажу

    о времени

        и о себе…»

    В. В. Маяковскому и повезло, и не повезло. Все знают, что он рьяно начал служить Советской власти, стал её защитником и восхвалителем. Но всё не совсем так, даже вообще не так. На самом деле Маяковский поэт противоречивый: до революции – ярый авангардист, после – подчиненный Советской власти, но он совершенно другой. Максим Юрьевич рассказывал о том, как разрушается представление о Маяковском как о революционном поэте. Приводил высказывания литературоведов (А. К. Жолковского, Ю. Карабчиевского «Воскресение Маяковского»), поэтов (Б. Л. Пастернака) о Владимире Владимировиче.

    Максим Юрьевич рассказывал о том, что, когда Маяковский застрелился (14 апреля 1930 г.), то о нём забыли. Он застрелился сам, хотя это было и нелепое самоубийство. В. Маяковский стрелял себе в сердце. Так из жизни не уходят. Это как у Б. Акунина «Писатель и самоубийство» о том, как лев разорвал в клочья писателя.

    Л. Брик в 1931 г. писала письма И. В. Сталину о том, что Маяковский забыт, на что получила ответ: «Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи». И Маяковского стали «вводить» как картофель при Екатерине. Его стали активно печатать, ввели в школьные учебники. О нем написано много литературоведческих работ, но среди них много и псевдоработ. Многие писали, что Маяковский бездарен. Маяковский – гений, но среди его текстов много слабых, судить о том, сколько он создал очень сложно.

   У Маяковского была прекрасная память. Он обладал мощным артистическим даром, снялся в 18 фильмах, но сохранились только фрагменты одного «Барышня и хулиган». Участвовал в конкурсе поэтов, один раз ему пришлось соперничать с Есениным, публика разделилась на две части, но Маяковский выиграл из-за своего артистизма и баса.

   Лектор рассуждал с ребятами о поэме «Хорошо» Владимира Маяковского, прочитал «Левый марш»:

«Разворачивайтесь в марше!

Словесной не место кляузе.

Тише, ораторы!

Ваше

слово,

товарищ маузер.

Довольно жить законом,

данным Адамом и Евой.

Клячу истории загоним.

Левой!

Левой!

Левой!..»

   Максим Юрьевич выделил основные мотивы и темы: тема Бога, мотив самовозвеличивания, мотив воскрешения, тема памятника. Принято считать, что Маяковский атеист – это неправда! Это мы привыкли делить: верующий и неверующий. Как сказал Осип Брик: «Бог есть, но я в него не верю!» Образ Бога присутствует везде в поэтике Маяковского. С темой Бога связан мотив воскрешения, заинтересовавший многих поэтов и писателей начала XX века. Конечно, идеи Федорова нашли отражение в творчестве.

   Поэма «Во весь голос» восходит к традиции «Памятника» Пушкина. Магистральная тема поэмы – оставить себе памятник. Если у Державина памятник материальный, то у Пушкина – духовный. Маяковский пытается найти свой путь.

   Максим Юрьевич отметил, что в последнее время молодым людям нравится поэзия Маяковского, и закончил лекцию словами Ю. Карабчиевского: «Притяжение к Маяковскому рано или поздно вызывает отталкивание — как естественный и очень понятный защитный рефлекс. И, однако, тем более, страшной серьезности его как явления уже никто не в силах оспорить. В сущности, он совершил невозможное. Действуя в бесплодном, безжизненном слое понятий, общаясь лишь с поверхностным смыслом слов, с оболочкой людей и предметов, он довел свое обреченное дело до уровня самой высокой поэзии... Его вершина пуста и гола, не сулит взгляду ни покоя, ни радости, — но она выше многих соседних вершин и видна с большого расстояния. Так будет всегда, хотим мы этого или нет. В этом исключительность Маяковского, его странное величие, его непоправимая слава».