Открытые лекции по русскому языку

2016 год

Май
Духовное наследие Кирилла и Мефодия в Сибири
Лектор - Владимир Николаевич Алексеев, кандидат филологических наук, доцент НГУ


Апрель
"Таких повестей еще никто не писал у нас"
К 180-летию повести "Капитанская дочка" А.С. Пушкина
Лектор - Юрий Васильевич Шатин, доктор филологических наук, профессор НГПУ

Март
Русская орфография и пунктуация сквозь призму наивного сознания
Лектор - Ольга Александровна Ружа, кандидат филологических наук, доцент НГПУ


Февраль
Кирилло-мефодиевские традиции в создании А.С. Пушкиным русского литературного языка
Лектор - Леонид Григорьевич Панин, доктор филологических наук, профессор НГУ


Январь
Современная языковая ситуация и словари
Лектор - Елена Юрьевна Булыгина, кандидат филологических наук, профессор НГПУ


2015 год
Декабрь 
Ф.М. Достоевский: христианское, русское, личное
Лектор - Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор НГТИ


Как быть поэтом в XXI веке?

Ведущий - Валерий Владимирович Мароши, доктор филологических наук, профессор НГПУ


Ноябрь

Нобелевская премия по литературе
Лектор - Валерий Владимирович Мароши, доктор филологических наук, профессор НГПУ




Осип Мандельштам: тоска по мировой культуре
Ведущий - Юрий Васильевич Шатин, доктор филологических наук, профессор НГПУ




Единство и системность творчества Бориса Пастернака
Ведущий - Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор НГТИ


Октябрь

Творчество С. Есенина в контексте "новокрестьянской" поэзии
Ведущий - Валерий Владимирович Мароши, доктор филологических наук. профессор НГПУ




Что мы знаем о человеке из русской классической литературы?
Лектор - Татьяна Ивановна Печерская, доктор филологических наук, профессор НГПУ



Школа понимания как новая образовательная практика
Лектор - Юрий Львович Троицкий, кандидат исторических наук, профессор РГГУ, г. Москва


Сентябрь
Русская литература и национальная идентичность
Лектор - Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор НГТИ

      17 сентября состоялась открытая лекция для горожан «Русская литература и национальная идентичность», которую прочитал Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор НГТИ.

     Зачином лекции послужила презентация литературных плакатов «Компас в книжном мире», созданных в рамках образовательно-просветительского проекта «Литературные перекрёстки» фонда «Родное слово». Людмила Аркадьевна Монахова, директор фонда «Родное слово», руководитель Центра русского языка НГОНБ и Илья Владимирович Кузнецов, координатор данного проекта, представили плакаты слушателям, рассказали о том, для чего были созданы «литературные советы» для читателей. Цель проекта – сориентировать читателя в новом литературном пространстве. Характеризуя книги, относящиеся к 2-ой половине столетия, И. В. Кузнецов отметил, что главное в человеке – это нравственное чувство. В человеке есть способность различать добро и зло, в нем с рождения заложено это нравственное чувство. В ходе войны осознание нравственности исчезает, человек перестает различать добро и зло. Эту проблематику начинают освещать писатели:
      Б. Пастернак, А. Битов, В. Шукшин, М. Кучерская и др. Илья Владимирович обратил внимание, что главная проблема деревенской прозы, как и городской – кризис личности. Русская литература вновь заговорила о том, что родной уклад надо восстанавливать, разные писатели начинают решать одну и ту же проблему. Плакаты, адресованные пассажирам метро, рассказывают о наиболее ярких литературных произведениях второй половины ХХ века. Илья Владимирович подчеркнул в своей аннотации к представленным плакатам, что русская литература не закончилась в 80-е годы, она продолжается.

      Литература – это квинтэссенция состояния языка и народа. Советский народ – народ многонациональный. Русский характер сконцентрирован в литературе. На протяжении трёх столетий русская литература была христианской, религиозной (в начале средневековья). Сначала существовал этический идеал, идеал святости, книги писали монахи, которых считали проводниками некоего божественного знания. Искусство всегда держится на вымысле и подражании природе, но русская книжность в это время не имела вымысла. Все, что писалось, должно было обладать установкой на достоверность.

     В 17-18 веке происходит культурная трансформация. Религиозная культура уходит на второй план. Возникает художественная литература по европейскому образцу: А. Сумароков, Г. Державин и др. Но сословное положение автора было сомнительным. В Европе писательское искусство считалось ремеслом, писатели – люди третьего сословия. А где в России крепостные писатели? Писатели были особым сословием, носителями «божественного глагола» (поэт-пророк, известный по стихотворениям Державина, Пушкина, Лермонтова).

     В 18 веке русская литература строится по европейскому образцу, но в сжатой форме: то, что Европа проживала 3 столетия, Россия прошла за 100 лет. Только русский романтизм сложился в полной мере, шел наравне с европейским. В 20-30-е годы 18 века начинается движение за национальную самобытность: возникает «Общество любителей русской словесности», создается первый учебник по русской литературе, возникает интерес к фольклору. А.С. Пушкин играет со многими жанрами и стилями, создавая необыкновенные произведения и героев. Даже «Капитанская дочка» вводит многих в заблуждение. Так, например, внук известного литературоведа С. Бочарова задал деду вопрос: «Я понял произведение, но не понял почему оно называется «Капитанская дочка»?». «А ты бы как назвал?» – спрашивает дед. «Заячий тулупчик». Ребенок видит смешение жанров и предлагает свой вариант названия.

     В 30-е годы особый всплеск интереса к национальной культуре, появляется «Конек-горбунок» П. П. Ершова, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя. Вся литература этого периода является нашим национальным достоянием, но она была недоступна для понимания европейцам.

     Проза Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого – мировая классика, писатели используют такой жанр, как религиозная легенда, где происходит преступление, наказание и раскаяние. Литературная классика второй половины 19 века стала фундаментом для театральной школы Константина Станиславского. Многое из литературы 19 века наследовал для своих направлений Серебряный век: символизм, авангардизм, имажинизм и др.

     Русская литература в нашей стране является главным средством национальной идентификации. Не нужно думать, что русская литература устарела или прекратилась. Русская художественная литература не прекратится никогда, пока человек задумывается о своём месте в мире. Владимир Набоков, Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Сергей Довлатов – классики мировой литературы конца 20 столетия. Русскую литературу знают и ценят в мире, в ней заключена генетическая память нашей национальной культуры.




Май

Гений одиночества И. А. Бродского
Лектор - Юрий Васильевич Шатин, доктор филологических наук, профессор НГПУ

       «Когда Бродский приходил к нам в общежитие…» так о поэте начал рассказывать Юрий Васильевич Шатин, доктор филологических наук, профессор НГПУ.

Уже к 1962-1963 годам И.А. Бродский был большим поэтом, в 1963 создает несколько знаменитых стихотворений, одно из которых «Рождество 1963»:

   Волхвы пришли. Младенец крепко спал.

   Звезда светила ярко с небосвода.

   Холодный ветер снег в сугроб сгребал.

   Шуршал песок. Костёр трещал у входа.

   Дым шёл свечой. Огонь вился́ крючком.

   И тени становились то короче,

   То вдруг длинней. Никто не знал круго́м,

   Что жизни счёт начнётся с этой ночи.

   Волхвы пришли. Младенец крепко спал.

   Крутые своды ясли окружали.

   Кружился снег. Клубился белый пар.

   Лежал младенец, и дары́ лежали.

   Но поэту еще не хватало понимания места, которое он должен занимать в литературе. Жизнь Иосифа Бродского имеет два сюжета: внутреннее становление Бродского как поэта и столкновение с государственной системой.

   В начале 1963 года был принят приказ о борьбе с тунеядством, И. А. Бродский автоматически попадал в этот разряд, так как его гонорар составлял всего 39 рублей. Говорили: «Он не тунеядец, а поэт, но раз не зарабатывает, то тунеядец». Тогда за поэта в 1965 году вступился Ж. П. Сартр на встрече с А. И. Микояном.

   Поэта отправляют на несколько недель в психическую больницу, где он знакомится с Горбуновым, который после этого стал героем многих его произведений, например, «С грустью и с нежностью»:

    На ужин вновь была лапша, и ты,

    Мицкевич, отодвинув миску,

    сказал, что обойдешься без еды.

    Поэтому и я, без риску

    медбрату показаться бунтарем,

    последовал чуть позже за тобою

    в уборную, где пробыл до отбоя.

    "Февраль всегда идет за январем,

    а дальше -- март". -- Обрывки разговора,

    сверканье кафеля, фарфора;

    вода звенела хрусталем.

    Мицкевич лег, в оранжевый волчок

    уставив свой невидящий зрачок.

    А может, там судьба ему видна...

    Бабанов в коридор медбрата вызвал.

    Я замер возле темного окна,

    и за спиною грохал телевизор.

   "Смотри-ка, Горбунов, какой там хвост!"

    "А глаз какой!" -- "А видишь тот нарост

    над плавником?" -- "Похоже на нарыв".

    Так в феврале мы, рты раскрыв,

    таращились в окно на звездных Рыб,

    сдвигая лысоватые затылки,

    в том месте, где мокрота на полу.

    Где рыбу подают порой к столу,

    но к рыбе не дают ножа и вилки.

   4 июня 1972 года Иосифа Бродского отсылают в Вену. На Западе он издается большими тиражами, там и развивается талант.

   Важной становится элегическая тематика. На это повлияла любовь к Марии Басмановой. Поэт посвятил ей много элегий, таких как:

   Подруга милая, кабак все тот же.

   Все та же дрянь красуется на стенах,

   все те же цены. Лучше ли вино?

   Не думаю; не лучше и не хуже.

   Прогресса нет. И хорошо, что нет.

   Пилот почтовой линии, один,

   как падший ангел, глушит водку. Скрипки

   еще по старой памяти волнуют

   мое воображение. В окне

   маячат белые, как девство, крыши,

   и колокол гудит. Уже темно.

   Зачем лгала ты? И зачем мой слух

   уже не отличает лжи от правды,

   а требует каких-то новых слов,

   неведомых тебе - глухих, чужих,

   но быть произнесенными могущих,

   как прежде, только голосом твоим.

   В творчестве Бродский экспериментирует: смешивает жанры, пишет рассказы о школьных товарищах, если романтизирует, то потом это угасает. В 1975 году издает сборник «Часть речи». Где обращается к классическим формам.

   Гениальность поэта в том, что он сумел воспринять и переработать западный опыт. Пик творчества Бродского приходится на середину 70-х. в это время в его окружении происходят перемены: дружба с М. Н. Барышниковым, Г. Шмаковым.

   В декабре 1987 года Иосифу Бродскому была присуждена Нобелевская премия по литературе. Он стал пятым (И.Бунин, Б.Пастернак, М.Шолохов и А.Солженицын) и последним русским писателем, получившим ее. Эти пять людей стали знаками мировой литературы.

   Иосиф Бродский жил в США, был профессором многих университетов, но сам так и не получил высшего образования.

   Нашел семейное счастье, женившись на итальянке. Иосиф Бродский очень любил Венецию, часто туда ездил, там и был похоронен.

   Мы пришли в литературу Бог знает откуда,

   практически из факта своего существования,

   из недр

                                         И. Бродский



Апрель

Зоопарк в русской литературе XIX-XX вв.

Лектор - Валерий Владимирович Мароши, доктор филологических наук, профессор НГПУ

16 апреля Валерий Владимирович Мароши, доктор филологических наук, профессор НГПУ прочитал лекцию для жителей и гостей города Новосибирска «Зоопарк в русской литературе XIX-XX вв.»

Зоопарки появляются в русской литературе в 30-х годах XX века, но так и не становятся важной темой, часто описываются в литературе для детей. Отражение зоопарка в литературе связано с такими жанрами как басня, бестиарий, политическая карикатура. Литература является зеркалом, отражающим реальное положение дел (как рождаются и существуют зверинцы).

_SAM2469.JPGЗверинец, зоосад, зоопарк – цельный символ, где животные существуют вместе, но во многих литературных произведениях мы видим описание отдельных животных.

Появляется наука «этология» – наука о поведении животных. Цель создания зоопарков – просвещение публики, ведение научных исследований. Но в действительности мы наблюдали обратный процесс – над животными издевались, убивали.

Существовало несколько видов зверинцев: элитарные/царские, которые создавались около царских и императорских усадеб, в центре города, и, конечно же, были самыми впечатляющими; усадебные/дворянские немного уступали царским; публичные или передвижные, которые пользовались особой популярностью у людей, потому что там выполнялись цирковые номера с животными.

В России публичные зверинцы появляются во времена Екатерины II. Слово зверинец обозначало «место для охоты», позднее «место охоты для императора».

В литературе зоопарк существует вместе с представлением о разделённости мира на рай и ад. Важные образы для изображения зоопарка в литературе – ребёнок (А. И. Куприн «Слон», Л. Андреев «Проклятие зверя») и животные (М. Зощенко «Перед восходом солнца», Л. Н. Толстой «Лев и собачка»).

Символика зоосада и зверинца как эдема появляется в XIX в. (И. С. Тургенев). Позднее об этом пишет В. Хлебников в поэме «Зверинец», где также раскрывает  тему райского места, но это лишь один из смыслов. Райский образ зоопарка – европейские и американские зоопарки, это отмечает В. Набоков «Путеводитель по Берлину», либо локализованы в далеком прошлом или в светлом будущем.

Рай противопоставляется земной тюрьме, что показывает Вяч. Иванов:

В ложбине черной, над водами,

Оленьи видел я рога,

А за соседними садами

Манили взрытые луга,

Где пролагался путь железный.

Но первый сон, душе любезный,

В окне привидевшийся сон —

Был на холме зеленом слон.

С ним персы, в парчевых халатах,

Гуляли важно… Сад зверей

Предстал обителью царей,

Плененных в сказочных палатах,

Откуда вспыхивал и мерк

Хвостом павлиньим фейерверк.

 

Развитие и существование зоопарков в действительности начинает изображать А. П. Чехов в фельетонах «Осколки Московской жизни». К началу XX века зоопарк был переосмыслен как несправедливость мира (Ф. Сологуб «Мы плененные миром», Н. Бурлюк «Зверинец в провинции», М. Кузмин «Панорама с выставки», В. Шкловский «Zoo, или письма не о любви»), усугубляется грязь и распад. Революция была представлена  как восстание в зверинце. К. Чуковский в «Крокодиле» зарифмовал зоологический сад и ад.

 Валерий Владимирович в конце лекции сделал такие выводы: во-первых, зоопарк мыслится как ад, подобие человеческого общества, мы можем называть зоопарком коммунальную квартиру, людей. Во-вторых, зоопарк – это образ утраченного рая, зоопарк – то место, где человек может вернуться в эдем. В-третьих, два столь различных образа зоопарка могут соединяться в литературе.



Март

Эволюция писателя
Лектор - Геннадий Мартович Прашкевич, писатель, эссеист

Февраль

Русская языковая картина мира

Лектор - Татьяна Александровна Трипольская, доктор филологических наук, профессор НГПУ

_SAM2184.JPG20 февраля состоялась лекция по русскому языку: «Русская языковая картина мира», которую прочитала Татьяна Александровна Трипольская, доктор филол. наук, профессор НГПУ.

Особенности языка хорошо видны при сопоставлении с другим языком, в лекции используется сопоставительный материал с итальянским языком.

Картина мира/концептуальная картина мира – это схема действительности, представленная в сознании говорящего. Окружающий мир преломляется в сознании человека и находит свою интерпретацию, прежде всего в языке. Язык хранит, собирает, воспроизводит информацию о действительности.  Человек осваивает  мир и фиксирует результаты своего познания в языке. Следует различать концептуальную картину мира и языковую.  Языковая картина мира – это зафиксированная в языке и специфическая для данного языкового коллектива схема восприятия действительности.

Понятие языковой картины мира восходит к идеям В. фон Гумбольдта, который первый заговорил о том, что язык интерпретирует этот мир. Также к идеям американской этнолингвистики, в частности, к гипотезе лингвистической относительности Сепира-Уорфа: предполагается, что люди, говорящие на разных языках, по-разному воспринимают мир и по-разному мыслят; язык рассматривается как фильтр, через который человек видит мир.

По словам Ю. Д. Апресяна, «носители разных языков могут видеть мир немного по-разному, через призму своих языков». Например, наименования снега в разных языках:

·        В русском языке есть группа слов, обозначающих снегснег, крупа (снег, который падает мелкими круглыми зернышками), пороша (только что выпавший  рыхлый снег), наст (снег, который лежит на земле твердой корочкой), хлопья (мягкие крупные снежинки).

·        В итальянском языке наименований различных видов снега будет  меньше (neve,  la prima nevicata / neve, nevi perpetue (вечные снега);  nevicare,  la neve fiocca; nevica a fiocchi (снег валит хлопьями).

·        В языках народов севера (чукчи, ненцы, эскимосы) для обозначения разных видов снега  имеется более 20 наименований (рыхлый  снег, твердый снег, тающий снег и др.). Говорящие на этих языках просто обязаны, в целях правильного выбора слова-названия снега, различать такие оттенки и нюансы, для которых в других языках нет специальных обозначений. 

Также есть различия в глаголах движения, которые представляют большую трудность при изучении иностранцами русского языка. Объективно существующее различие между движением человека пешком и с помощью транспорта отражается в значении русских глаголов идти и ехать, но никак лексически не выражается, например,  во французском языке: aller. В итальянском языке: andare (a piedi), venire (идти, ехать), arrivare, venire   (прибыть, приехать).

Образ мира, запечатленный в языке, во многих существенных деталях отличается от научной картины мира: Солнце село /взошло/ поднялось высоко/встало/спряталось, вышло; восход, закат; levata (levare) del sole, sunrise, alba - восход солнца; tramonto il sole è andato giù (солнце пошло вниз, солнце спустилось).

Ученые говорят об антропоморфном характере языковой картины мира – всё крутится вокруг человека: под носом, под рукой, рукой подать (близко); в итальянском языке: avere a / alla / sotto mano  – иметь под рукой;  essere alla mano –  рукой подать / быть доступным.

Существуют «антропоцентрические» метафоры:

подошва горы, устье реки, горный хребет, рукав реки – пространство «очеловечивается», описывается с помощью «антропоморфного кода» (В.Н. Топоров). 

Sbocco (выход), foce – устье  (реки);

crinale I.1) гребень, 2) заколка; II. гребень, хребет (горы); dorsale  (геогр). горный хребет;

piede d'una montagna – подошва горы.

Все особенности языка хорошо видны при сопоставлении с другим языком. Лакуны – это то, чего нет в одном языке, а в другом языке присутствует. Лексические лакуны: «вечер пятницы, суббота, воскресение» – weekend, в русском – нет соответсвующего слова; «животное, которое держат дома для забавы» – pet (в русском языке – кот, собака, морская свинка и др.; «люди, давно состоящие в браке»  – можно было бы ожидать слова старожены,  так как есть слово молодожены; есть работодатель, нет работобратель.

Когнитивные  межъязыковые лакуны  выявляются, когда в картине мира говорящих нет соответствующих понятий: борщ, щи, форточка, дача.

Сигналы лакунарности имеются в словарях: объяснительная дефиниция (свое-чужое)  содержит комментарий: В России; в США.

Татьяна Александровна рассказала об исследованиях Анны Вежбицкой (польского ученого), которая знала три языка – английский, польский и русский. Она изучала русскую языковую картину мира по текстам, которые мы создавали, и пришла к таким выводам: русские люди очень эмоциональны, страшные фаталисты, все неудачи и даже удачи переносим на судьбу.

Подробно лектор остановилась на исследовании восприятия запаха. «Портрет»  ситуации слухового, обонятельного, осязательного или зрительного восприятия складывается на основе изучения «языка восприятия». 

В языковой картине мира проявляется взаимосвязь и взаимовлияние разных подсистем восприятия: язык демонстрирует высокую степень диффузности в интерпретации  разных видов восприятия – явление синестезии.

Язык последовательно отражает общность ощущений, возникающих в результате действия  различных анализаторов: например,   звуки мы воспринимаем акустически (высокие, низкие, громкие, тихие, короткие, длинные), ощущаем их вес (тяжелые, легкие) и цвет (цветомузыка), форму (плоский и круглый звук). 

Запахи мы слышим (– Слышишь, дымком потянуло?), ощущаем на вкус (горький, кислый, сладкий, едкий), на вес (тяжелые и легкие запахи) и т.д.

Обонятельные ощущения/представления  связаны с оценкой:

·       Приятные запахи (аромат, приятный запах, душистый);

·       Неприятные запахи (неприятный запах, вонь, смрад).

В итальянском языке: odore; profumo, fragranza (приятный); olezzo (сильный, приятный); puzzo, puzza ,  puzzare, peste, fetore , lezzo , puzzolenza, tanfo , miasma. (сильный, неприятный);

В структуре семантического поля «Запах» живут другие разные микрополя:

·       Микрополе со значением «приятный запах»

·       Микрополе «неприятный запах»

Ср.: В запахе есть веселость, он прелестен, как мелодия, он поднимает настроение; Запах  чарует и завораживает; Отвратительный, давящий запах.

Запах «передвигается» по горизонтали, по вертикали. В языке представлены практически все виды движения в разных средах: запахи идут, ползут, стелются, плывут, скользят, несутся, летят, парят (andare, venire, passare, spandersi, volare, planare). Но: стоит вонь; тяжелый, темный запах, стоячий, как вода. _SAM2186.JPG

К неподвижности же тяготеют тяжелые, неприятные запахи.

В зависимости от качества  (приятный/неприятный) запах как бы обретает  вес (тяжелые и легкие запахи): тяжелые (часто одновременно  и  неприятные) запахи тяготеют к земле, они ползут, стелются, расстилаются, идут, спускаются, давят, затопляют и др., а приятные  (легкие) запахи  располагаются в воздушной среде, являются легкими, летучими, летят,  парят, несутся, плывут, разливаются по воздуху.

В языковой картине мира запах уподобляется воде: запах (как, например, свет) течет, разливается, струится, льется, изливается, хлещет, затопляет, заполняет, источается; запах можно впитывать, им  можно упиваться. «Водные» образы  коррелируют с  таким параметром характеристики запахов, как приятный/неприятный. Ср.: аромат  плывет, льется, скользит, течет, струится, изливается и др., а неприятный запах хлещет, затопляет, захлестывает, заполняет,  им захлебываются.

Признаки ментальной структуры «запах» (по данным языка):

·       вес (легкий): легкое облако аромата, легкий и тонкий запах духов, поднимался легкий аромат моха;

·       вес (тяжелый): давящая невыносимая вонь, тяжелый запах;

·       структура (простой/сложный): простой запах, примитивный запах, обонятельное богатство, чистый запах,  фантастическая смесь составляющих аромата, нос раздробит запах на составляющие, калейдоскоп запахов, фейерверк ароматов.

·       запахи сочетаются, взаимодействуют: отдельные ароматы, которые составляют композицию запахов; алфавит запахов; лава запахов; фейерверк запахов; коктейль, палитра запахов; многоцветье запахов; узел из испарений и вони; море пахло как надутый парус, в котором запутались вода, соль и холодное солнце

·       температура (запах холодный/теплый): верхние поленья пахли горячо и сладко;  от сосновой стены сарая шла теплая струя смоляных испарений; запах источал тепло; теплые запахи раннего утра,  аромат струился теплым потоком;  аромат теплого пара; холодный, чистый аромат белых цветов;

·       вкус (горький/сладкий/терпкий/едкий): пахнуть горячо и сладко; томительно-сладко пахли цветы; сладкий яд заколдованного сада;  горький, прозрачный аромат; в памяти жили  горько-сладкие запахи поля.

·       цвет (белый/темный): тяжелые, темные запахи; светлый аромат утра; пряный, тягучий, темный запах

В отличие от зрения и слуха, человек не может перестать обонять (нельзя не поддаться аромату, ибо аромат – брат дыхания). «Принудительность»  восприятия обонятельных ощущений формирует в сознании говорящих  образ  живого существа, которое  воздействует на человека: запах ошеломляет,  оглушает, обрушивается, убивает, возрождает, усыпляет,  околдовывает, чарует, ласкает, балует, зовет, манит за собой. Человек не задумывается какой образ запаха существует в сознании.

Запах из объекта восприятия превращается в живое существо.

Татьяна Александровна сказала, что это лишь маленький фрагмент языковой картины мира, ответила на вопросы, интересующие слушателей.


Январь  
Динамические процессы в словаре языковой личности

Лектор - Татьяна Александровна Трипольская, доктор филологических наук, профессор НГПУ

     _SAM1669.JPG22 января 2015 года состоялась открытая лекция для горожан по русскому языку «Динамические процессы в словаре языковой личности», которую прочитала Татьяна Александровна Трипольская, доктор филологических наук, профессор НГПУ.

   В течение всего XX века язык изучался как система знаков (от Ф. де Соссюра), формировалась наука – лингвистика. Этот процесс похож на то, как в школе изучают устройство машина, но не рассказывают о том, как она ездит, кто ею управляет, как функционирует. А в конце XX века всех стало интересовать, как ездит и кто водит.

   На смену структурной лингвистике пришла антропоцентрическая. Лингвисты сделали шаг к субъекту речи. Татьяна Александровна привела пример: раньше в словаре употреблялось без помет «Трус – трусливый человек» и «Трусиха – жен. к слову трус». Когда-то З. Вендлер определил, что есть глаголы, которые не сочетаются с местоимением «Я» и уничтожают собеседника, например, я вру, я несу чушь. Попробовали распространить эту идею на русские существительные и получили результат: невозможно сказать «Я – трус», но допустимо «Я – трусиха» (так со словами: модница, болтушка). Так мы узнаем не только о языке, но и о себе. Как говорили лаконисты: в языке проявляется все, что есть в человеке, спрятать ничего нельзя».

   Теперь лингвистику интересует языковая личность/ЯЛ – любой носитель языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире (Ю.Н. Караулов).

   В самом содержании термина «языковая личность» содержится идея получения знания о личности (на основе анализа текстов) а) как индивидууме и авторе этих текстов, со своим характером, интересами; б) как типовом представителе данной языковой общности (усредненном носителе данного языка); в) как представителе человеческого рода, неотъемлемым свойством которого является использование знаковых систем (языка).

   Отсюда: в рамках теории ЯЛ мы изучаем язык как систему, как текст и как способность.

   1. ЯЛ – конкретный человек. Лектор рассказала, что студентка писала работу о языке Галины Вишневской, думали, что будет много звуковых метафор. Изучили большой материал и ни одной звуковой метафоры не обнаружили..

   А. А. Реформатский – колоритнейшая языковая личность. Группа учеников описала его как языковую личность. Они выяснили, что Реформатский очень любил играть в Фому Опискина, гениального манипулятора (путём самоуничижения) из произведения Ф. М. Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели».

   2. ЯЛ – группа говорящих, объединенная возрастом, родом деятельности, полом, уровнем образования. Например, дети 3-5 лет. В России есть школы детской речи. А. М. Шахнарович провел эксперимент: как ребёнок овладевает метафорой. Ребёнку трёх лет предложили метафору «Буря воет», не было реакции на слово «воет», ребенок не слышит и не видит метафоры. В четыре года ребенок начинает спорить: «собака воет, а не буря» - он усвоил уже прямое значение. В пять лет ему предлагают метафору «оборвался разговор», а малыш отвечает: «оборвался провод, вот и не разговаривают больше». В 6-7 лет ему предлагают «березки шептались», теперь дети понимают, что листья шуршат тихо, как будто разговаривают.

   Группа студентов-психологов провела этот эксперимент в школе, оказалось, что мало кто видит метафору. Младшие школьники не готовы воспринимать описательные тексты.

   3. ЯЛ – речевой портрет русских, например, конца ХХ – начала ХХI века. Создан «Ассоциативный словарь», опрашивали в конце XX века студентов 20-27 лет. Интересно, что некоторые ассоциации передаются из поколения в поколение: «отец» – народов, «черный» - маруси (черные машины).

   Модель языковой личности включает 3 уровня – типы информации:

· Вербально-грамматический (слово, морфема, словоформа, словосочетание синтаксема);

· Когнитивный (понятия, сценарии, образы, представления);

· Коммуникативно-прагматический (стратегии и тактики речевого поведения, планы и программы поведения).

   Подробнее лектор рассказала о сценариях речевых действий, например, комплимент. У русских он не в чести. На слова «Как вы хорошо выглядите» мы отвечаем: «Бросьте, я три дня не спала». У русских низкая самооценка, это видно в комплиментах, в резюме.

   Языковой материал, с помощью которого изучают ЯЛ:

1. Художественный текст (В. В. Виноградов, М. М. Бахтин, Ю. Н. Караулов писали, что персонаж рассматривается как МОДЕЛЬ языковой личности);

2. Все порождаемые человеком тексты (за каждой языковой личностью стоит порождаемый ею текст и языковая система, с опорой на которую построен этот текст);

3. Результаты психолингвистического эксперимента (РАС);

4. Данные лексикографических источников._SAM1675.JPG

   Критерии описания языковой личности: тип речевой культуры ЯЛ, уровень языкового/ коммуникативного, социальная роль, которую играет ЯЛ, уровень лингвокреативности, поведение в конфликтных ситуациях, психологический тип и др.

   В лингвистике динамические процессы изучают на материале детской речи, в этой области сделано очень много. Поэтому лектор взяла для материала речь взрослого человека. Динамические процессы в лексиконе языковой личности:

· Процесс усвоения лексических единиц (ЛЕ) в лексиконе человека рассматривается как пролонгированный, многоэтапный, сложный процесс, качественные и количественные характеристики которого зависят от способностей ЯЛ к изменению своего словаря, а также от специфики усваиваемого языкового знака;

· Появляется возможность моделировать не только сценарий усвоения слова (существует много интересных исследований в рамках психолингвистики), но и сценарий удаления ЛЕ, который может быть вполне сознательным;

· Можно говорить о способах и стратегиях, которые использует ЯЛ при включении /удалении /перемещении JIE по вербальной сети и об уровне осознанности этих ментально-языковых феноменов говорящим субъектом

   Изучается личность, которая хочет и может меняться.

   Типы лакун: когнитивные и лексико-семантические.

   Когнитивные (трудно запомнить):

1. <…> мы должны поступить так, как нам подсказывает педагогический долг – «долг лояльных советских граждан».

2. <…>. Еще с вечера я твердил эти слова: «вульгаризация», «популярность» и «лаояльный долг». «Вульгаризацию» сказал, теперь остались «популярность» и «лаояльный долг» (В. Каверин «Два капитана»).

   Лексико-семантические: - Где тебя носит, массаракш? Кто тебе разрешил уходить? Работать надо, а то жрать не дадут, тридцать три раза массаракш!

-Ты не обижайся Мак Сим, массаракш...

Мак тоже разозлился: - Это кто здесь посторонний, массаракш?

Массаракш... - пробормотал Максим. - Я совсем забыл про эти штуки!

По-видимому, это уже пытались здесь проделать, если судить по распространенному проклятию «массаракш», что буквально означало «мир наизнанку».

Массаракш-и-массаракш! Что ты ко мне пристал? Я же не знал, что ты не знаешь, что она дома! Я думал, ты меня разыгрываешь! И потом... о каких таких служебных тайнах мы тут говорим? (А. и Б. Стругацкие «Обитаемый остров»).

   Незнакомое слово усваивается постепенно; время вхождения в лексикон зависит от особенностей ЯЛ и от качества языкового знака.
Этапы усвоения слова, для примера лектор берет текст «Понедельник начинается в субботу»: 1) – Напрасно вы это сделали, Александр Иванович, – сказал приятный мужской голос. – Что именно? – спросил я, оглянувшись на зеркало. – Я имею в виду умклайдет. <…>. – Не понимаю, о чем речь, – сказал я. В комнате никого не было, и я чувствовал раздражение. – Я говорю про умклайдет, – произнес голос. – Вы совершенно напрасно накрыли его железным ковшом. Умклайдет, или как вы его называете – волшебная палочка, требует чрезвычайно осторожного обращения. – Потому я и накрыл... (А. и Б. Стругацкие).

Я поднял руки. – Ради бога, все, что вам угодно! Убирайте ковшик... Убирайте даже этот самый... ум... ум... эту волшебную палочку <…>. – Тут я остановился, с изумлением обнаружив, что ковшика больше нет. Цилиндрик стоял в луже жидкости, похожей на окрашенную ртуть. (А. и Б. Стругацкие).

   Процесс освоения слова зависит от языковой личности. Насколько человек готов или не готов принять/удалить слово из своего лексикона.

   Татьяна Александровна рассказала об удаление из лексикона ненужных единиц, об эмоционально-оценочной лексике в словаре ЯЛ на примере текста Б. Акунина « Любовник смерти».

   Лектор говорила и о роли заимствований в русском языке, отметила, что многое отсеивается, язык обогащается. Татьяна Александровна выделила, что опасность для русского языка заключается не в заимствованиях, а в нецензурной лексике.

   После лекции слушатели задали вопросы о влиянии русского языка на другие языки, о педагогических стратегиях, участники попросили продолжение темы данной лекции.


2014 год

Декабрь


"Умный вопрос - добрая половина знания" (о коммуникативной культуре вопроса)

Лектор - Наталия Викторовна Максимова, доктор филологических наук, профессор НИПКиПРО


    _SAM1595.JPG18 декабря 2014 года состоялась открытая лекция для горожан « “Умный вопрос – добрая половина знания” (о коммуникативной культуре вопроса)», которую прочитала Наталия Викторовна Максимова, доктор филологических наук, профессор НИПКиПРО.

    Наталия Викторовна лекцию начинала словами Ф. Бэкона «Умный вопрос – добрая половина знания», в которых видно противоречие. Обычно вопрос является знаком незнания, непонимания. Мы воспринимаем его с негативной стороны. Но Ф. Бэкон думает по-другому. Давайте поразмышляем над его словами. В. П. Тыщенко, преподаватель НГПУ, всегда говорил студентам и аспирантам: «Если вы зададите хороший вопрос, то я поставлю пятёрку».

   Первым философом, который стал размышлять над культурой вопроса, был Сократ. Культуру вопроса надо развивать! В настоящее время преобладает культура императива, совета, а не вопроса.

   Какова культура вопрошания? Модель вопроса состоит из предмета и вопросительных слов: что? каким образом? почему? где? Умение задавать такого рода вопросы оживляет предмет.

   Кто чаще всего задает вопросы?

-Дети.

-Учителя.

-Исследователи.

-Поэты и писатели.

   Детский возраст от 3 до 7 называют возрастом почемучек, так как дети задают бесконечные вопросы. В природе человеческой уже есть природа вопроса. Мы не учим детей изначально задавать вопросы, малыши делают это сами. Но возраст почемучек уходит в школе. Дети переходят из вопросной в ответную позицию. Вопросы уже задает учитель, а не ребёнок. Философ Г. И. Богин писал: «Когда берут нормального, способного и доброжелательного ребёнка 6-7 лет и затем в течение 10-11 лет внушают ему, что ему "и так все понятно" в силу владения родным языком и "природной понятливости", происходит нечто почти непоправимое». Ребенок страдает в личностном плане.

   Чтобы развивать культуру вопроса, необходимо видеть вопрос в модели общения, которая содержит:

· Участник А – Участник Б – КТО?

· Сообщение (текст) – ЧТО?

· Канал связи – КАК?

· Среда, контекст – ГДЕ?

· Шумы (физические, физиологические, когнитивные, психоэмоциональные) – КАКИМ ОБРАЗОМ?

   Необходимо рассматривать вопрос как часть ситуации общения. Но из какой позиции задаётся умный вопрос? В данной модели не хватает одного компонента – метапозиции, позиции вненаходимости, по М. М. Бахтину. Очень важно и общаться и управлять коммуникацией в целом – это позиция зрелого коммуникатора.

Существует три модели коммуникации:

1. Участник А передает сообщение участнику Б

2. Участник А задает вопрос, Б отвечает и наоборот.

3. Наложение смысловых полей. Наиболее продуктивная коммуникация.(Основоположник теории общения и диалога – М. М. Бахтин, который говорил о ложной пассивности слушателя и об активно-ответном характере общения).

   Наложение смысловых полей может иметь разные крайности: непересечение полей вызывает конфликт и непонимание, совпадение полей является иллюзией, так бывает в период влюбленности. Необходимо избегать две эти крайности. Вопрос должен позволять прийти к пониманию, найти баланс.

   Лектор в отрывном календаре нашла совет «Учите детей говорить правильно», нужно скорректировать данное высказывание так: не мешайте детям задавать вопросы, старайтесь слушать и отвечать, помогайте сформулировать вопрос, не искажайте детский вопрос, возводите в ценность умение задать вопрос, показывайте вариативность вопросов, учите уместным, этичным, умным вопросам.

    Как считают психологи, по книге Матьяш «Введение в коммуникативистику», что дети, выросшие в «семьях, ориентированных на разговор», более способны поддерживать успешные отношения в дружбе и любви. Когда в семье задают вопросы, отвечают, учат вопрошению, то у ребенка появляется «коммуникативный иммунитет» на всю жизнь. Школьники, обучающиеся в режиме диалога, хорошо адаптируются при переходе в другое образовательное пространство (ОУ, лагерь, техникум, вуз). Наиболее востребованные умения выпускников – грамотно говорить и эффективно слушать (то есть понимать) – по анкетированию работодателей.

   Наталия Викторовна рассказала слушателям о книге Д. Миллер, К. Миллер «Правила счастливых семей. Книга для ответственных родителей», которая посвящена правильным и неправильным вопросам. Неправильные: почему? (позиция жертвы, нытья) – когда? (затягивание времени) – кто? (обвинение) + обобщённость + ты-он + гнев-раздражение = непродуктивный вопрос, например, Почему ты опять не съел кашу? Когда ты придешь в школу? Кто разбил чашку? Правильные: что? – как (каким образом)? + конкретика ситуации + я + дружеское расположение, например, каким образом я могу изменить ситуацию?

   На сегодняшний день обучение вопрошению – важнейший государственный образовательный заказ (ФГОС).

   Вспомним предложения по цели высказывания: повествовательное, вопросительное и побудительное. Побудительное и вопросительное нацеливают на ответ. Только вопросительное предложение требует речевого ответа, оно самое сильное в коммуникативном плане. В русской культуре, когда хотят поговорить с человеком, то начинают с императива, побуждения. Не зря есть шутка про «Страну Советов».

   Лектор посоветовала слушателям почитать юмореску А. П. Чехова «Жизнь в вопросах и восклицаниях», в котором текст держится на вопросительных и побудительных предложениях._SAM1600.JPG

   Наталия Викторовна рассказала об идее Стюарта Хемпли, в России – С. Лазарева «Дети пишут Богу». Героями стали школьники от шести до десяти лет. Именно они непритворны и честны. Три вопроса - "О чем бы ты хотел спросить у Бога?", "Что бы ты хотел попросить у Бога?" и "Что бы ты хотел рассказать Богу?". Жизненные вещи – спросить, попросить и рассказать. Участвовали 3000 детей из Санкт-Петербурга. Связано с идеей Я. Корчака: необходимо «возвыситься до детей».

   Как научит задавать вопросы? Наталия Викторовна раскрыла две методики: «Задача с недостающим условием» Г. А. Цукермана (в ПОНИ) и риторическая игра (самая простая игра – Да/Нет). Например, «Задумано слово. О нём известно: имеет 7 букв. Сколько в этом слове слогов? Ты сможешь определить это, если задашь один дополнительный вопрос. Выбери этот вопрос (отметь знаком +)- Сколько в этом слове звонких согласных?- На какой слог падает ударение?- Сколько в этом слове гласных?- Можно ли это слово разделить для переноса? Почему ты выбрал этот вопрос? Объясни».

   Умный вопрос возможен, когда есть точка удивления (понятие Школы диалога культур) – момент остановки и интеллектуально-эмоционального сопротивления сознания чему-то новому: смыслу, точке зрения или обнаруженному, но ещё не имеющему объяснения факту. Маркеры точки удивления: «Как это возможно?!» «Почему это так?!».

   Вопросы и типы понимания:

· Семантизирующее понимание (значение отдельного слова);

· Когнитивное понимание (фрагмент текста, локальный фрейм);

· Смысловое (распредмечивающее) понимание (замысел автора) – самый высокий уровень понимания, восстановление всей коммуникативной ситуации.

   Типы вопросов: фатические и другие риторические вопросы, тестовые вопросы, запрос информации, провокационные вопросы, вопросы на понимание, вопросы о понимании способа, вопросы о понимании смысла.

   Типы ответных вопросов:

1. Вопрос-толкование. Правильно ли я понял, что… Что вы имеете в виду… Что лежит в основе вашей позиции?

2. Вопрос-перифраза. Найти иную, более выразительную форму. Переоформление, перефразирование. По-другому это можно назвать так-то? А этот термин здесь не подойдёт?

3. Вопрос-применение к новой ситуации, перенос на новый материал. Если так, то подходит ли сюда такой пример … ? А этот случай не подойдёт?

4. Вопрос-отрицание. Мягкая, тактичная форма. Разве это подтверждается тем-то? Разве это не противоречит …?

5. Вопрос-развитие. Строится на модели развития: тезис (я) – антитезис (собеседник)– синтез (совместное).

После лекции слушатели получили ответы от Наталии Викторовны на интересующие их вопросы, высказали свои мнения о теории вопрошения.


Ноябрь

"Как сказки в притчи превращались

(о русских повестях позднего средневековья)"

Лектор - Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор НГТИ

Лекция

  18 ноября 2014 года состоялась открытая лекция для горожан: «Как сказки в притчи превращались (о русских повестях позднего средневековья)», которую прочитал Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор Новосибирского государственного театрального института.

  Илья Владимирович обозначил, что литература в Cредние века не была художественной, мы воспринимаем её через призму сегодняшней художественности. Литература Cредневековья – идеал святости. Лектор выделил основные особенности книжности Cредневековья:

  · Не допускался вымысел. Аристотель писал: «Поэзия серьезнее и философичнее истории». Историк говорит о том, что было, а поэт – как должно было быть.

  · Модус долженствования действительности. Существовала конвенция достоверности. Литературу надо воспринимать как то, что было на самом деле. А чего не было – о том и не надо писать. Вымысел допускался только в переводных памятниках.Лекция

  Репертуар Киевской книжности – репертуар отдаленного монастыря на окраинах Византии. Господствовал интерес к аскетической книжности – к воспитанию духа. Так как литература Средневековья не была художественной, то основная задача стояла «душеполезностная». В русской средневековой риторике широко использовался термин «полезная повесть». Но где-то на исходе 15-столетия стали появляться произведения, которые трудно назвать полезными, например, «Повесть о Петре и Февронии», «Повесть о Дракуле» и другие. В эту эпоху было немного другое представление об авторстве, чем сейчас. Книжник не чувствовал права собственности на текст. Присутствовала свобода переписывания. Переписчик становился соавтором. Сюжетная линия, как правило, сохранялась. Но свобода переписчика содержалась в организации самого повествования.

  В конце 15 – начале 16 вв. возникает церковно-политический блок – иосифляне, которые были последователями Иосифа Волоцкого. Идеал «иосифлянства» был созвучен идеалу Московского государства. К этому же времени относится и идея – «Москва – третий Рим», которую озвучил старец Филарет, сказав, что Москва – третий Рим, а четвертому и не бывать.

  В контексте этой идеологической ситуации (искоренение ереси, жестокая власть, соединение церкви и государства) писцы и редактировали тексты.

  Илья Владимирович рассказал о трех текстах русского Средневековья: «Повесть о Петре и Февронии», «Повесть о Дракуле», «Повесть о Басарге и о сыне его Борзосмысле».

  «Повесть о Петре и Февронии» датируется 1-ой половиной 16 века. Произведение – комбинация из повести, сказки и жития. Сюжет состоит из четырех частей. Первая часть связана с тем, что к жене князя Павла прилетает змей для блуда. Муж советует, чтобы она узнала, отчего змею смерть. «Смерть от петрова плеча и агрикова меча» – сказочный мотив. У Павла есть брат Петр, который узнает, где меч. Когда Петр убивает змея, то капли крови попадают на кожу Петра, которая затем покрывается струпьями.

  Вторая часть – Петр ищет лекаря. Слуга находит дом, где живет одинокая девица, которая может исцелить Петра. Он приезжает к Февронии и происходит сказочное сюжетное испытание – проверка способностей героини. Она исцеляет Петра, но с тем, что он женится. Но Петр уезжает, струпья возвращаются, так как Феврония оставила один струп на теле Петра. Он возвращается и забирает Февронию с собой.

  В третьей части бояре восстают против Петра, просят увезти Февронию. Она говорит: «Уйдем, но вместе». Через некоторое время бояре перебили друг друга и просят Петра вернуться.

  Четвертая часть – житийная. Петр и Феврония знают час своей кончины, просят, чтобы их захоронили вместе. Отходят в разных монастырях, люди разносят их по разным местам. Но ночью Петр и Феврония соединяются.

  Возникают вторая, третья и четвертая редакции. Писцы усиливают религиозный план, например, Феврония – не телесный лекарь, а духовный; князь боролся не со змеем, а с дьяволом; Феврония изображается как праведница, ведущая князя к праведной жизни. В 17 веке редактирование идет по формальным признакам, обязательными становятся формулы, например, праведные родители, рассказы о христианских добродетелях и аскезе.

  Вторая повесть, которую предлагает проанализировать Илья Владимирович, имеет два названия: «Повесть о Басарге и сыне его Борзосмысле» и «Повесть о киевском купце Димитря и о семилетнем его сыне Васили». Сюжет повести: Басарга попадает в плен к басурманам. Басурман ему и говорит, если загадку отгадаешь, то голову с плеч мою срубишь, если не отгадаешь, то в веру мусульманскую обратишься. Сын Басарги говорит, что отгадает загадки. Борзосмысл отгадывает загадки, берет меч и срубает басурману голову.

  Первая редакция повести появилась в конце 15 века. Вторая – в начале 16 века, она называлась Киевская. В 17 веке – Басурманская редакция этой повести. Илья Владимирович сравнивает Киевскую и Басурманскую редакцию: в редакции 17 века купец изображен богобоязненным – главная религиозная составляющая, Басарга разговаривает не просто с басурманами, а с русскими людьми, которые поневоле приняли другую веру. В Киевской редакции ответ сына восходит к устно-поэтической форме, Борзосмысл говорит, что сам поможет отцу; в Басурманской редакции – книжная риторика (в нескольких строках отражена половина Священного писания), Бог поможет Басарге. В Киевской сюжет растянут, чтобы было интереснее читать повесть (ретардация из-за соображений занимательности). В Басурманской редакции сын отгадывает загадки в один день. Таким образом, из неполезной повесть превращается в полезную. Утрачивается занимательность, замещается религиозными формулировками.

  Илья Владимирович познакомил слушателей с третьей повестью «Повесть о Дракуле». Дракула – жестокий, но справедливый правитель. Лектор приводит несколько эпизодов, например, приходят послы к Дракуле, кланяются, но шапок не снимают. Дракула берет гвозди и приколачивает шапки к их головам, отправляет их назад. Эпизод с избиением нищих: Дракула позвал всех нищих, накормил, спросил, хотят ли они избавиться от страданий? Они ответили: «Да!». Дракула собрал их в одно помещение и поджег. Дракула – это бич Божий за недостатки и грехи человечества. Повесть в контексте Западной Европы и времён Ивана Грозного. Лекция

  Лектор подводит итог: все повести приближаются к христианской системе координат, читатель сам ждёт от литературы поучений. После лекции Илья Владимирович ответил на вопросы слушателей.


Октябрь

Логика и поэтика М. Ю. Лермонтова

Лектор - Юрий Васильевич Шатин, доктор филологических наук, профессор НГПУ

 Лекция К 200-летию Михаила Юрьевича Лермонтова в Новосибирской государственной областной научной библиотеке состоялась лекция «Логика и поэтика М. Ю. Лермонтова», которую прочитал Юрий Васильевич Шатин, доктор филологических наук, профессор НГПУ.

   Юрий Васильевич отметил в начале выступления, что со стихом происходит интересная ситуация, как и сейчас, так и в 30-х годах XIX века: поэтов намного больше, чем читателей! Все научились писать почти как А. С. Пушкин. Но все – не Пушкин, а только многочисленные клоны Пушкина, Батюшкова, Баратынского. Как настоящий Чаплин, который на конкурсе двойников Чарли Чаплина занял лишь 4 место. Трое псевдочаплинов были похожи на него больше, чем он сам.

  В 1830 году М. Ю. Лермонтову 15-16 лет (считайте, как хотите), а он уже начинает писать стихи. Его задача – не быть похожим на всех других, не быть похожим на А. С. Пушкина. С 1830 по 1832 г. Михаил Юрьевич пишет огромный массив стихотворений. Его не увлекают трехсложные размеры. Юрий Васильевич читает стихотворение «Желание»: Зачем я не птица, не ворон степной,

Пролетевший сейчас надо мной?

Зачем не могу в небесах я парить

И одну лишь свободу любить?

На запад, на запад помчался бы я,

Где цветут моих предков поля,

Где в замке пустом, на туманных горах,

Их забвенный покоится прах.

На древней стене их наследственный щит

И заржавленный меч их висит.

Я стал бы летать над мечом и щитом,

И смахнул бы я пыль с них крылом;

И арфы шотландской струну бы задел,

И по сводам бы звук полетел;

Внимаем одним, и одним пробужден,

Как раздался, так смолкнул бы он.

Но тщетны мечты, бесполезны мольбы

Против строгих законов судьбы.

Меж мной и холмами отчизны моей

Расстилаются волны морей.

Последний потомок отважных бойцов

Увядает среди чуждых снегов;

Я здесь был рожден, но нездешний душой...

О! зачем я не ворон степной?..

  Это стихотворение интересно не только тем, что написано безупречно. В нем рождается поэтическая мифология Лермонтова (его шотландские корни).

  Стихотворения Лермонтова этого периода (1830-1832) построены на антитезе – счастлив или не счастлив лирический герой?

«Небо и звёзды»

Чисто вечернее небо,

Ясны далекие звезды,

Ясны как счастье ребенка;

О! для чего мне нельзя я подумать:

Звезды, вы ясны, как счастье мое!

Чем ты несчастлив,

Скажут мне люди?

Тем я несчастлив,

Добрые люди, что звезды и небо —

Звезды и небо! — а я человек!...

Люди друг к другу

Зависть питают;

Я же, напротив,

Только завидую звездам прекрасным,

Только их место занять бы хотел.

  Михаил Юрьевич начинает использовать лексику, которая не характерна для лирической поэзии. Это хорошо отражено в стихотворении «Челнок»:

Воет ветр и свистит пред недальной грозой;

По морю, на темный восток,

Озаряемый молньей, кидаем волной,

Несется неверный челнок.

Два гребца в нем сидят с беспокойным челом,

И что-то у ног их под белым холстом.

И вихорь сильней по волнам пробежал,

И сорван летучий покров.

Под ним человек неподвижно лежал,

И бледный, как жертва гробов,

Взор мрачен и дик, как сражения дым,

Как тучи на небе иль волны под ним.

В чалме он богатой, с обритой главой,

И цепь на руках и ногах,

И рана близ сердца, и ток кровяной

Не держит опасности страх;

Он смерть равнодушнее спутников ждет,

Хотя его прежде она уведет.

Так с смертию вечно: чем ближе она,

Тем менее жалко нам свет;

Две могилы не так нам страшны, как одна,

Потому что надежды здесь нет.

И если б не ждал я счастливого дня,

Давно не дышала бы грудь у меня!..

  Так рождается тема покоя и свободы, которая ярко выражена в стихотворении «Парус»:

Белеет парус одинокой

В тумане моря голубом. —

Что́ ищет он в стране далекой?

Что́ кинул он в краю родном?

Играют волны, ветер свищет,

И мачта гнется и скрыпит;

Увы! — он счастия не ищет

И не от счастия бежит! —

Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой: —

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!Лекция

  Творчество Михаила Юрьевича Лермонтова делится на две половины, между ними зияние в четыре года, не написано ни одного стихотворения, не считая семи стихотворений на случай (каждый светский человек должен был уметь писать стихотворения на день рождение).

  В 1836 году рождается драматическое произведение «Маскарад» – соединение несоединимого, нечто совершенно новое. С одной стороны – светская жизнь, с другой – интересная психологическая вещь. Арбенин – игрок, именно это вводит его в полное неверие, отказ от всех нравственных принципов. И только Нина опровергает лживость и лицемерие, которое окружает Арбенина. Но.… Самый драматичный финал – «трагическое узнавание» по Аристотелю, когда Арбенин узнает, что Нина невинна. «Маскарад» выдержал несколько редакций. Даже гениальный человек, когда работает на редактора, постепенно уничтожает свое произведение: 5 редакций «Маскарада» были уроком для Лермонтова.

  В 1837 году М. Ю. Лермонтов создает два великих произведения – «Смерть поэта» и «Бородино». «Смерть поэта» дарит читателям нового поэта России – Лермонтова, к концу стихотворения появляется «грозный судия», трагедия будущего суда (все предстанут перед судом и будут наказаны). Но кто же этот «судия»?! Бог? Потомки? «Бородино» – это символ национального соединения. Но было несколько обвинений в адрес поэта: Лермонтов слишком превознес Кутузова и недостаточно описал роль Александра I.

  В этом же году Лермонтов сближается с В. Г. Белинским. Когда они только познакомились, Белинский спросил: «Как относишься к Дени Дидро?». В ответ на этот восторженно-романтический вопрос получил ответ: "Люблю Дидро – ума ведро, но ещё более «Дидра» люблю изгиб ее бедра». После знакомства состоялась 8-часовая беседа, в результате В. Г. Белинский был убежден, что Лермонтов – будущее поэзии, его энергия мысли и стиля адекватны.

  Много можно говорить о поэзии Лермонтова, но отдельно Юрий Васильевич выделяет роман «Герой нашего времени» – это новая волна русской прозы. Лермонтов явился здесь родоначальником, заявляя, что история жизни одного человека может быть интереснее истории целого народа. «Герой нашего времени» – опыт моноцентрического романа, главный герой – Печорин. Как показать глубину психологии героя? Михаил Юрьевич использует систему смены повествователей (Максим Максимыч, Печорин, повествователь). Печорин открывает свойство текучести персонажа, что потом перенимает Толстой. Для Лермонтова важно показать глубинную психологию по мере возникновения персонажа. Не раскрывать сразу все карты. Без «Героя нашего времени» не было бы и Толстого!

  Возможно, Лермонтов и продолжил бы путь поэта, возможно, и нет…Юрий Васильевич сказал важные слова о значении гения: М. Ю. Лермонтов – символ, на который ориентируются следующие поколения!


Сентябрь

Энциклопедии и словари: субъективность и объективность информации

Лектор - Ольга Александровна Маркасова, кандидат филологических наук Института филологии, массовой информации и психологии

  Лекция 18 сентября состоялась открытая лекция для горожан на тему: «Энциклопедии и словари: субъективность и объективность информации». Лекцию прочитала Ольга Александровна Маркасова, кандидат филологических наук Института филологии, массовой информации и психологии НГПУ.

   Главными словами лекции были: «Правда или ложь».

   Ольга Александровна говорила, что Словарей много, сейчас они упорядочены. Ранее мы могли в словаре слово «АБАЖУР» найти на букву «О». Лектор привела пример из книги Сергея Довлатова: «Гоголь в ранних повестях употреблял слово "щекатурка". Как-то раз Аксаков ему говорит:

- Отчего это вы пишете - "щекатурка"?

- А как надо? - спросил Гоголь.

- Штукатурка.

- Не думаю, - сказал Гоголь.

- Поглядите в словаре.

Взяли словарь Даля. Посмотрели, действительно - штукатурка.

В дальнейшем Гоголь неизменно писал - "штукатурка". Но в переизданиях

это слово не исправил».

   Напомнила Ольга Александровна и слова Самуэля Джонсона: «Словари подобны часам: самые плохие лучше, чем никакие, но и от лучших не следует ожидать абсолютной точности».

   Лектор начала вспоминать вместе со слушающими известные толковые словари. Конечно, «Словарь Даля» – самое успешное переиздание, потому что в нем находится историческая изюминка, у него всегда хорошее оформление. Но почему человек не может пользоваться этим словарем? «Словарь В. И. Даля» - исторический, устаревший; построен по гнездовому способу (не всегда можно найти по алфавиту). В словаре В. И. Даля искать толковую правду сложно.

   Второй словарь – «Словарь С. И Ожегова». Когда издатели идут в магазин, то находят несколько словарей и спрашивают у продавцов: «Почему один словарь выпущен под редакцией С. И. Ожегова, другой - под редакцией Н. Ю. Шведовой, С. И. Ожегова, третий – под редакцией С. И. Ожегова, Л. И. Скворцова. Не секрет, что «Словарь С. И. Ожегова» - продолжение лексикографической традиции Д. Н. Ушакова. Когда С. И. Ожегов умер, то что-то необходимо было делать со «Словарем». Раньше работали без компьютера, с карточками. Страшная техническая работа. Н.Ю. Шведова и Л.И. Скворцов принимали участие в переиздании словаря. Криминальная история: Н.Ю. Шведову обвинили в том, что она украла у С. И. Ожегова «Словарь». Н. Ю. Шведова сказала, что нужно «Словарю» давать какие либо изменения. Скворцов же был уверен, что необходимо сохранить «Словарь» таким, какой он есть. Теперь существует два «Словаря», но их никто не разграничивает.

   Диахронные процессы затрагивают не только толковые словари. Существует паронимическая аттракция, такие слова: «элитный-элитарный», «атомник – атомщик». Например, сейчас мы уже не встречаем слово «атомник», а элитарным может быть все, что связано с культурой.

   Ольга Александровна рассказала о моментах мистификации словарей. Например, в 2006 году Министерство образования объявило конкурс на создание словарей. Волею судьбы «АСТ» выигрывает по всем номинациям. Люди пишут, что они сделали революцию, но это не так!

   Лектор говорила о разграничении Толкового и Энциклопедического словарей. Человеку либо мало, либо много, либо он сомневается, что лучше. Человеку хочется получить Вселенную в алфавитном порядке. Проблема создателей в том, что составителю надо написать такую словарную статью, так раскрыть значение, чтобы это хорошо вписалось в сознание человека.Лекция

   Ольга Александровна задала вопрос: «Подумайте, как будет выглядеть словарная статья слова «Мышь»?». Ответ: маленькое животное отряда грызунов. Но не все маленькое – мышь. Лектор показала разницу:

Большой толковый словарь русского языка.
Гл. ред. С. А. Кузнецов.
Первое издание: СПб.: Норинт, 1998.
Публикуется в авторской редакции 2009 года.

МЫШЬ, -и; мн. род. -ей; ж.
1.Небольшое млекопитающее отряда грызунов, с острой мордочкой и длинным голым хвостом. Домовая, полевая м. В доме появились мыши. М. скребётся под полом. Серый как м. Мокрый как м.
(очень, сильно мокрый).
2.Устройство, позволяющее вводить команды в компьютер помимо клавиатуры. ◊ Летучая мышь
(см. Летучий). Как мышь на крупу надулся кто.
О человеке, имеющем обиженный, надутый вид. Перестать ловить мышей.
Перестать заниматься делом. < Мышка (см. 1.М.). Мышиный (см.). Мыший, -ья, -ье. Разг. М-ья нора.

БЭС:

ДОМОВАЯ МЫШЬ, млекопитающее семейства мышей. Длина тела 7-11 см, хвоста 4-10 см. Распространена широко, вслед за человеком заселяет новые районы (напр., север и северо-восток Евразии, тропические районы Африки). Повреждает зерновые культуры, уничтожает и засоряет пищевые продукты. Переносчик возбудителя чумы, в южных районах - туляремии. Лабораторное животное.

БЕЛАЯ МЫШЬ, домовая мышь-альбинос, у которой в результате наследственных изменений отсутствует пигментация; лабораторное животное.

МЫШЬ | (англ. mouse - мышь) - техническое устройство для ввода графической информации и ее представления на экране дисплея ЭВМ.

   Другой вопрос лектора: «Теперь можно обосновать то, почему люди уходят от толковых к энциклопедическим словарям?». Конечно, Да!

   Мы считаем, что толковый словарь – словарь-помощник! Так ли это? Словарная статья: «ГНЕВАТЬСЯ – испытывать гнев, негодование; сердиться». Представьте, стоит мальчик в песочнице, весь красный, топает ногами. Он гневается?! Нет, не хватает дополнения – возраст и статус.

   Мы читаем словари, но не можем работать с образом. В «Капитанской дочке» А. С. Пушкина: «И как же вам ехать в дорожном платье? Не послать ли к повивальной бабушке за ее желтым роброном?». Роброн - это что? Мы не можем себе это представить, пока не увидим картинку. Лектор предоставляет портрет на слайде: Иван Яковлевич Вишняков. ПОРТРЕТ С. -Э. ФЕРМОР. Между 1745 и 1750 гг. Холст, масло. 138Х 114,5. Государственный Русский музей.

   Ольга Александровна цитирует Ю. С. Степанова: «Научная истина для всех одна». Но где искать эту истину?2010 год. Суд. Статья о чеченской республике признана экстремистской и должна быть изъята из библиотек. В 20 веке была изъята статья про Берию. Люди должны были вырезать статью, вклеить новую статью. Старую прислать по определённому адресу. Это подмена правды! Если это не политический заказ, то почему так происходит?

   Фрагмент научного экспертного заключения о фальсификации в энциклопедии фактов отечественной истории, подготовленного директором Института востоковедения Российской Академии наук В. В. Наумкиным и научными экспертами А. К. Аликберовым, М. Ю. Рощиным, А. Ю. Скаковым:

«Энциклопедический жанр по определению должен представлять обществу новейшие достижения науки, общепризнанные выводы и заключения, достоверные факты и проверенные оценки. В этом жанре нет места бездоказательным гипотезам и безапелляционным заявлениям, идеологическим догмам и стереотипам, намеренной предвзятости и ангажированности. Материалы, публикуемые в энциклопедических изданиях, должны отвечать строгим научным критериям объективности и быть образцом корректного академического стиля. Именно поэтому энциклопедии как надежный источник информации пользуются в нашей стране и за рубежом особым доверием у читателя. К сожалению, статья «Чеченская Республика» в «Большой Энциклопедии», большом амбициозном проекте издательства Терра (т. 58, М., 2006), кардинально меняет эти представления об энциклопедиях и гуманитарных проектах<…> Статья энциклопедии содержит ряд откровенных измышлений и надуманных фактов, которые неизвестны исторической науке, зато выдуманы псевдоисториками и размещены ими в Интернете<> Но если Интернет, как говорится, стерпит все, то публикация аналогичных с позволения сказать «сведений» в энциклопедическом издании, широко распространяемом по библиотекам, по меньшей мере вызывает недоумение)».Лекция

   Основные причины некорректного изложения научных сведений в справочной литературе:

1. Смена культурной парадигмы (21 век – эра масс, преобладает простота энциклопедического знания);

2. Развитие электронных библиотек (плохо фильтруются, так как много модераторов);

3. Размывание границ между реальным и ирреальным мирами (лектор рассказывала подробно об энциклопедии «Сталкер»: описание объектов, как реально существующих, энциклопедия симулякров);

4. Очевидная субъективность автора (экстралингвистический фактор);

5. Коммерческое значение энциклопедии (экономия на науке). Много ошибок в научной литературе, так как стали уходить корректоры, отсутствие контроля со стороны государства, не вся литература проходит минимальную экспертизу;

6. Трансляция в тексте справочника другой национальной картины мира.


Апрель

Особый вид обсуждения

Константин Дмитриевич Ушинский был основоположником научной педагогики, написал учебники и статьи, которые до сих пор изучают учителя, студенты и преподаватели. К 190-летию со дня его рождения Новосибирский областной фонд сохранения и развития русского языка «Родное слово» и Центр русского языка НГОНБ организовали Областные педагогические чтения «Учитель русских учителей».

17 апреля Новосибирскую государственную научную библиотеку посетили работники образования, общественные деятели, родители, студенты. Преподаватели университетов, учителя, директора школ подготовили доклады, касающиеся тем, которые затрагивал в своих работах К.Д. Ушинский.

Людмила Аркадьевна Монахова, руководитель Центра русского языка НГОНБ и директор Новосибирского областного фонда сохранения и развития русского языка «Родное слово», сказала несколько слов о важности этих чтений: «Вся система воспитания Ушинского построена соответственно интересам своего народа, она укрепляет в детях моральные качества, такие как патриотизм, национальная гордость, любовь к труду. Константин Дмитриевич говорил, что дети должны с самого малого возраста усваивать в семье элементы родной культуры и овладеть родным языком, знакомиться с произведениями русского народного творчества. Благодарна вам, коллегам- педагогам, школьникам, родителям, преподавателям педагогических учреждений, министерству образования, науки и инновационной политики Новосибирской области, всем тем, кто поддерживает наши инициативы».

Приветственное слово произнесла Елена Юрьевна Плетнёва, заместитель начальника управления общего образования Минобрнауки Новосибирской области: «Педагогические чтения - это особый вид обсуждения тех проблем, которые нас волнуют. Мы можем сравнить нашу деятельность с тем богатством, которое было создано К.Д. Ушинским. Сегодня мы говорим о модернизации образования, инновациях, и есть возможность оценить правильность новых стандартов, которые позволят воспитать подрастающее поколение. Все учение, которое нам завещал Ушинский, требует осмысления, и, я считаю, его труды должны быть основой педагогического образования».

Педагоги обсуждали в своих докладах разные мысли Константина Дмитриевича Ушинского: дидактические идеи, тему нравственного воспитания, роль семьи в воспитании детей. «Тема моего доклада звучит так: «О подготовке современного учителя в свете педагогических идей К.Д. Ушинского», - рассказала нам Евгения Иосифовна Сумина, преподаватель русского языка и литературы Педагогического колледжа №1 им. А.С. Макаренко. - Основополагающие признаки обучения родному языку, которые были заложены Ушинским, до сих пор актуальны, и в основном на базе этих идей строится все преподавание. Постоянное обращение к наследию Константина Дмитриевича важно, так как образ современного учителя, на мой взгляд, не должен сильно отличаться от того портрета, который рисовал нам Ушинский. Молодой педагог должен понимать, что его работа должна быть на благо Отчизны».

Кроме того, на основании трудов педагога, учителя поднимали проблемы современного общества и пытались найти пути их решения. «Я выбрала для своего доклада одну из самых острых тем в педагогике: «Система ребенок - учитель - родитель как стратегия успешного воспитания и обучения», - поделилась с нами мыслями Светлана Леонидовна Гусенкова, учитель русского языка и литературы МБОУ СОШ №4. - Это краеугольный камень системы Ушинского. В своих статьях он большую роль отводит матери, воспитанию в семье. И к сожалению, эта система, которая была прописана Константином Дмитриевичем, в какой-то промежуток времени потеряла преемственность. Сейчас мы получили парадоксальную ситуацию: в семье считают, что школа должна заниматься воспитанием, а в школе - что это должно идти из семьи. И как эту проблему решить, это, конечно, вопрос номер один. Считаю, что воспитанием изначально должны заниматься в семье, как только ребенок родился. Потому что перевоспитание гораздо труднее, и нет гарантии того, что мы получим положительный эффект. Пока мы не выстроим системы общественного взаимодействия, не вернемся к форме педагогических ликбезов, ничего не получится. Бывает, что родители говорят учителям: «Не нужно меня учить, я сама знаю, как воспитывать своего ребенка». Конечно, педагоги никого не заставляют, но проблемы из-за этого остаются неразрешенными. В этом направлении нужно создание общественного мнения, было бы хорошо, если бы СМИ тоже говорили об этом».

Татьяна Леонидовна Павлова, заведующая кафедрой педагогики факультета психологии НГПУ, в своем докладе говорила о феномене К.Д. Ушинского, о его прошлом, настоящем и будущем. Она считает, что дело воспитания должно быть делом общественным, и его основу нужно искать в своем народе. Татьяна Леонидовна привела цитату: «Материальные плоды труда можно потерять, наследовать, украсть, отвоевать, но духовные плоды труда нельзя купить ни за какое золото Калифорнии».

Дмитрий Владимирович Долгушин, доцент кафедры истории культуры ГФ НГУ, говорил о воспитании детей. Он считает, что ребенок, приобретя знания, но не познав нравственных устоев, не может состояться как человек. А как нужно воспитывать? «Ушинский дает ответ - нравственное влияние как воспитание, - говорит профессор. - Это влияние должно осуществляться через пример, народную жизнь, человека нужно ввести в контекст родной культуры. Ведь культура - это система ценностей, и если ребенок с ней соприкоснется, то может состояться как личность. Человек находит себя, если видит что-то выше себя, чему он может служить».

На педагогические чтения пришли и студенты Педагогического колледжа. Пока они еще немногое умеют, но хотят приобщиться к новым знаниям, ведь скоро им нужно будет самим учить детей.

Дарья Медведева, студентка Педагогического колледжа №1 им. А.С. Макаренко, 2 курс: «Нас пригласила наш педагог Евгения Иосифовна Сумина, она сегодня читает доклад. Об Ушинском я знаю, что он большой вклад внес в литературу и педагогику. Считаю, что знание методик, педагогический теорий, психологии полезно для учителя. Современному педагогу нужно все это знать, и еще вкладывать всю душу в профессию. Если этого не делать, то дети тебя не поймут, они очень чувствительны. Сама мечтала быть учителем еще со времен начальной школы и поставила себе цель получить соответствующее образование. Сейчас мы проходим практику, и я поняла, что быть педагогом не так просто, как кажется на первый взгляд. Нужно уметь поднимать эмоциональный настрой детей, иначе урок не получится».

Иван Кирсанов, студент Педагогического колледжа №1 им. А.С. Макаренко, 2 курс: «Когда я поступал в колледж, я не хотел в дальнейшем работать учителем. Сейчас интерес к этой профессии значительно возрос. Дети и их успехи, мне кажется, сильнее всего вдохновляют педагогов. Когда я был на практике, давал информацию детям, у меня было чувство, что я делаю что-то хорошее для мира. Контакт со школьниками я нашел сразу, они меня понимали, слушали. Мне нравится, что сейчас в школах появились интерактивные доски, робототехника, считаю, что использовать все это нужно и полезно. Это несколько облегчает работу на уроке, хотя для подготовки к занятию нужно немного больше времени».

Светлана Кузьменко, студентка Педагогического колледжа №1 им. А.С. Макаренко, 2 курс: «Об Ушинском я знаю, что он создавал буквари, написал много статей. Больше информации хочу получить здесь, на этих чтениях. Изначально я не думала о профессии учителя, поступила случайно. Сейчас понимаю, что хочу здесь учиться, стать педагогом. Это произошло на втором курсе, когда я изучала методики, сходила на практику, пообщалась с детьми. Понравился сам процесс обучения в школе, потому что это радость, когда ты понимаешь, что можешь дать что-то ребенку. Они смотрят на тебя такими добрыми, понимающими глазами, и видеть все это просто замечательно. Что касается образа современной школы, то она должна быть технически оснащена. Хорошо, если есть компьютеры в классах, тогда дети будут учиться добывать информацию самостоятельно. Сейчас, в процессе обучения в колледже, хочу получить достаточное количество знаний по методикам, изучить историю своего края. Когда я сама училась в школе, все было по-другому, у нас не было даже физминуток. Мне кажется, образование становится лучше».

Татьяна Захарова, отдел информации ОблЦИТ

Фотоиллюстрации автора


Январь

Ключевые слова текста как точки удивления и понимания

Лектор - Наталия Викторовна Максимова, доктор филологических наук, профессор кафедры гуманитарного образования НИПКиПРО

    16 января 2014 года в театральном зале НГОНБ состоялась открытая лекция для горожан «Ключевые слова текста как точки удивления и понимания», которую прочла Наталия Викторовна Максимова, доктор филологических наук, профессор кафедры гуманитарного образования НИПК и ПРО. Тема заявленной лекции актуальна и интересна, на встречу с известным филологом пришли люди разных возрастов: от пенсионеров до школьников.
    Сначала Наталья Викторовна рассказала о трех признаках ключевого слова текста: ключевое слово содержит главную идею текста, часто повторяется и занимает сильные позиции (заголовок, кульминация, конец текста).
    Лектор объяснила, что автор всегда стремится донести до читателя ключевые слова.
 Существуют простые методы выделения ключевых слов – подчеркивание, жирный курсив, восклицательный знак (особенно для учебников). Если смысловой уровень содержания текста высокий, то автор использует другие, не очевидные приемы и от читателя требуются особые знания, чтобы определить ключевые слова.
    Профессор объяснила, что понимание текста – это довольно сложный процесс. Если человек может перевести новый текст на другой язык, пересказать своими словами – значит, он понял текст.
    Особенно это важно для школьников.
    На практике все присутствующие поняли, насколько сложно обнаружить ключевые слова в тексте.
    Слушателям были предоставлены «слепые» тексты из произведений А. П. Чехова и Юрия Коваля, где на месте пропусков должны были быть ключевые слова. Гости библиотеки достаточно долго размышляли, анализировали лексику представленного отрывка, и им удавалось угадать ключевые слова текста или близкие к ним синонимы.
    Далее Наталия Викторовна рассказала слушателям о международном тестировании PISA (Programme for International Student Assessment) для молодежи (с16 до 22 лет). На тестировании определяют уровень математической грамотности, естественнонаучной и грамотность чтения. Эта диагностика показывает, что современные российские ребята занимают последние места в общем списке (40-е из 60-ти).
     Профессор обратила внимание слушателей на то, что размышление над текстом начинается с удивления. А точки удивления (это понятие Школы диалога культур) –это моменты остановки и интеллектуально-эмоционального сопротивления сознания некоторому новому, обнаруженному, но ещё не имеющему объяснения, факту. Вниманию гостей были представлены три типа точек удивления, выделенные психологом И.Е. Берляндом:
- сопротивление материалу,
- сопротивление чужой точке зрения,
- сопротивление культурному тексту.
    В конце лекции Наталия Викторовна ответила на многочисленные вопросы: данная проблема была очень интересна присутствующим. Слушатели предложили провести специальный практикум по теме «Умение определять ключевые слова текста». Руководитель Центра русского языка НГОНБ и директор фонда «Родное слово» Людмила Аркадьевна Монахова, сказала, что фонд при поддержке НГОНБ готов организовать такой практикум для горожан.


2013 год
Декабрь

Модные слова: происхождение и употребление

Лектор - Юлия Михайловна Бокарева, кандидат филологических наук, доцент кафедры современного русского языка НГПУ

     19 декабря 2013 года в конференц-зале НГОНБ состоялась лекция «Модные слова: происхождение и употребление», которую прочла Юлия Михайловна Бокарева, к. ф. н., доцент кафедры современного русского языка НГПУ. На лекции присутствовали слушатели разных возрастов: от школьников до пенсионеров. Данная тема интересна и волнует многих. Лектор рассказала, как и почему уходят одни слова и появляются другие.
    Юлия Михайловна рассказала слушателям про конкурс «Слово года». Конкурс очень популярен в США, Франции, Германии, Японии, других странах мира. Он проводится в нескольких номинациях, главная из которых – Слово года. Другие номинации: Самое полезное слово, Самое творческое, Самое ненужное, Самое возмутительное и оскорбительное, Самое успешное ( то, которому суждена долгая жизнь), Самое неуспешнoе слово года. В России выборы Слова года проходят, начиная с 2007-года. Конкурс проводится сайтом ИМХОНЕТ и Центром развития русского языка, при поддержке Региональной Общественной Организации «Центр Интернеттехнологий» (РОЦИТ).
 «Слово года» еще более знаково, чем человек года: оно позволяет подвести краткий и ёмкий итог прошедшим за год событиям. Это проекция умонастроений людей, своего рода индикатор пульса общества. Возможно, это не столь четкий критерий, как валовой национальный доход или индекс человеческого развития, но слова тоже представляют собой полезный контрольный список.
    Лингвисты подводят итоги и представляют короткий список слов, словосочетаний и выражений, из которых, по мнению избирателей, складывается образ уходящего года. В России у конкурса есть специфика: слова-символы выбирают не только эксперты, но и пользователи: в публичном голосовании участвовать может каждый. Если говорить о словесном портрете года, то он не может быть единым, он должен быть множественным, соответственно и слова, предложенные на конкурс, совершенно разные. Для бизнесмена главным словом года может оказаться слово «налоги», для студента-первокурсника – «ЕГЭ», для сельского жителя Европейской части России – слова «пожары», «погорельцы», «засуха». Так, в 2007 году конкурс проводился впервые, в двух номинациях: «слово» и «антислово». Словами 2007 года большинством голосов названы «гламур» и «нанотех! нологии». Антисловами (пропагандистские слова-подмены, словафальшивки) названы «креатив» и «по! литконкретность». (В списке так же есть «мачизм» (от «мачо») и «шакалить»). В конкурсе 2008 года– уже пять номинаций. Словами 2008 года стали «кризис» и «коллайдер. Результаты конкурса 2013 года на данный момент не известны.
     Далее Юлия Михайловна сообщила о путях возникновения модных слов: через заимствования, создание новых слов, актуализацию известных.
   В свою очередь заимствования делятся на внешнее и внутреннее. Внешнее заимствование – это заимствование из других иностранных языков (монитор, блог, сайт и т.п.). Так же звуковое заимствование (мыло – mail, мерен – Mercedes и т.п.). Внутреннее – это заимствование в литературный язык из других слоев языка (из диалектов, жаргонизмов, просторечий).
    Создание новых слов происходит по моделям (гламур – гламурный, беруша – взяточник, сдербанк и др.). Замена заимствований русскими аналогами: лыбик – смайлик, загарий – солярий и др. Актуализация старых слов часто сопровождается восстановлением в них оценочных значений положительности (употребление старых слов в языковой игре).
    Слушателям интересно было также узнать, как именно употребляют «модные» слова. М. Кронгауз предлагает три волны употребления: «профессиональная волна», «бандитская волна» и «гламурная волна». «Профессиональная волна» – названия новых профессий (гринкипер – специалист по спортивным газонам, спичрайтер – специалист по написанию текстов, и др.). «Бандитская волна» – жаргон. «Гламурная волна»– здесь на первый план выходит оценка, слова связанные с глянцевыми журналами, богатством (шик, блеск, красота и др.).


Ноябрь

Как мы читаем и понимаем тексты

Лектор - Юрий Львович Троицкий, кандидат исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ)

     21 ноября в конференц-зале НГОНБ состоялась лекция «Как мы читаем и понимаем тексты», которую прочёл Юрий Львович Троицкий, кандидат исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), г. Москва. На лекции присутствовали слушатели разных возрастов: от школьников до пенсионеров. Лекция была интересна всем, потому что проблема понимания вообще – большая проблема в различных областях познания. Юрий Львович на практике показал, что именно означает понимание текста и подробно рассказал об уровнях этого понимания каждым человеком.
    Профессор предложил свою классификацию (четыре уровня) понимания текста:
1-й уровень – доконтекстное понимание. Это понимание прямых значений текста, так называемое «наивное» понимание.
2-й уровень – моноконтекстное понимание проявляется, например, в том, что текст может быть идентифицирован с тем или иным жанром, эпохой или автором. Этот уровень понимания показывает более глубокие читательские знания человека, достаточные, прежде всего, не только для понимания научных, публицистических или исторических сочинений, но и для понимания художественных произведений, стихотворений и живописи.
 3-й уровень - поликонтекстное понимание позволяет схватить явление в его объеме и разносторонности (словарные статьи). Это уровень понимания другого как себя, пример максимально возможного понимания.
4-й уровень – проспективное (опереждающее) понимание. Так много текстов уже есть в понятийном багаже человека, что читатель быстро понимает новый текст. Такой читатель не нуждается в кропотливой работе по расшифровке скрытых смыслов.    Юрий Львович сразу же решил показать на практике свою классификацию. Для анализа всем было предложено стихотворение «Вобла», написанное Булатом Окуджавой. Лектор внимательно выслушал понимание слушателями текста произведения, и потом все вместе они продолжили разбор, показав глубокий смысл этого стихотворения. Следующим для разбора было предложено стихотворение Иосифа Бродского, которое он написал на столетие Анны Ахматовой. Слушатели выделили «шероховатости» текста, например «великая душа». Такое пафосное употребление лексики не было характерно для И. Бродского, почему же он употребил эти слова? Лектор объяснил это, как использование перевода с санскрита слова «махатма», которое перекликается с фамилией великой поэтессы. В заключении Юрий Львович ответил на многочисленные вопросы слушателей. 




Дата создания: 2014-12-02 12:31
Дата изменения: 2016-06-14 15:06