Лекция «Как сказки в притчи превращались (о русских повестях позднего средневековья)»

20 ноября в 18-30 приглашаем на лекцию «Как сказки в притчи превращались (о русских повестях позднего средневековья)». Лектор - И. В. Кузнецов, доктор филол. наук, профессор НГТИ.
Время проведения20 ноября, 18:30
ГдеКонференц-зал
Кто проводитЦентр русского языка
ТематикаОткрытые лекции по русскому языку и литературе

20 ноября 2014 года состоялась открытая лекция для горожан: «Как сказки в притчи превращались (о русских повестях позднего средневековья)», которую прочитал Илья Владимирович Кузнецов, доктор филологических наук, профессор Новосибирского государственного театрального института.

Илья Владимирович обозначил, что литература в Cредние века не была художественной, мы воспринимаем её через призму сегодняшней художественности. Литература Cредневековья – идеал святости. Лектор выделил основные особенности книжности Cредневековья:

· Не допускался вымысел. Аристотель писал: «Поэзия серьезнее и философичнее истории». Историк говорит о том, что было, а поэт – как должно было быть.

· Модус долженствования действительности. Существовала конвенция достоверности. Литературу надо воспринимать как то, что было на самом деле. А чего не было – о том и не надо писать. Вымысел допускался только в переводных памятниках.

Репертуар Киевской книжности – репертуар отдаленного монастыря на окраинах Византии. Господствовал интерес к аскетической книжности – к воспитанию духа. Так как литература Средневековья не была художественной, то основная задача стояла «душеполезностная». В русской средневековой риторике широко использовался термин «полезная повесть». Но где-то на исходе 15-столетия стали появляться произведения, которые трудно назвать полезными, например, «Повесть о Петре и Февронии», «Повесть о Дракуле» и другие. В эту эпоху было немного другое представление об авторстве, чем сейчас. Книжник не чувствовал права собственности на текст. Присутствовала свобода переписывания. Переписчик становился соавтором. Сюжетная линия, как правило, сохранялась. Но свобода переписчика содержалась в организации самого повествования.

В конце 15 – начале 16 вв. возникает церковно-политический блок – иосифляне, которые были последователями Иосифа Волоцкого. Идеал «иосифлянства» был созвучен идеалу Московского государства. К этому же времени относится и идея – «Москва – третий Рим», которую озвучил старец Филарет, сказав, что Москва – третий Рим, а четвертому и не бывать.

В контексте этой идеологической ситуации (искоренение ереси, жестокая власть, соединение церкви и государства) писцы и редактировали тексты.

Илья Владимирович рассказал о трех текстах русского Средневековья: «Повесть о Петре и Февронии», «Повесть о Дракуле», «Повесть о Басарге и о сыне его Борзосмысле».

«Повесть о Петре и Февронии» датируется 1-ой половиной 16 века. Произведение – комбинация из повести, сказки и жития. Сюжет состоит из четырех частей. Первая часть связана с тем, что к жене князя Павла прилетает змей для блуда. Муж советует, чтобы она узнала, отчего змею смерть. «Смерть от петрова плеча и агрикова меча» – сказочный мотив. У Павла есть брат Петр, который узнает, где меч. Когда Петр убивает змея, то капли крови попадают на кожу Петра, которая затем покрывается струпьями.

Вторая часть – Петр ищет лекаря. Слуга находит дом, где живет одинокая девица, которая может исцелить Петра. Он приезжает к Февронии и происходит сказочное сюжетное испытание – проверка способностей героини. Она исцеляет Петра, но с тем, что он женится. Но Петр уезжает, струпья возвращаются, так как Феврония оставила один струп на теле Петра. Он возвращается и забирает Февронию с собой.

В третьей части бояре восстают против Петра, просят увезти Февронию. Она говорит: «Уйдем, но вместе». Через некоторое время бояре перебили друг друга и просят Петра вернуться.

Четвертая часть – житийная. Петр и Феврония знают час своей кончины, просят, чтобы их захоронили вместе. Отходят в разных монастырях, люди разносят их по разным местам. Но ночью Петр и Феврония соединяются.

Возникают вторая, третья и четвертая редакции. Писцы усиливают религиозный план, например, Феврония – не телесный лекарь, а духовный; князь боролся не со змеем, а с дьяволом; Феврония изображается как праведница, ведущая князя к праведной жизни. В 17 веке редактирование идет по формальным признакам, обязательными становятся формулы, например, праведные родители, рассказы о христианских добродетелях и аскезе.

Вторая повесть, которую предлагает проанализировать Илья Владимирович, имеет два названия: «Повесть о Басарге и сыне его Борзосмысле» и «Повесть о киевском купце Димитря и о семилетнем его сыне Васили». Сюжет повести: Басарга попадает в плен к басурманам. Басурман ему и говорит, если загадку отгадаешь, то голову с плеч мою срубишь, если не отгадаешь, то в веру мусульманскую обратишься. Сын Басарги говорит, что отгадает загадки. Борзосмысл отгадывает загадки, берет меч и срубает басурману голову.

Первая редакция повести появилась в конце 15 века. Вторая – в начале 16 века, она называлась Киевская. В 17 веке – Басурманская редакция этой повести. Илья Владимирович сравнивает Киевскую и Басурманскую редакцию: в редакции 17 века купец изображен богобоязненным – главная религиозная составляющая, Басарга разговаривает не просто с басурманами, а с русскими людьми, которые поневоле приняли другую веру. В Киевской редакции ответ сына восходит к устно-поэтической форме, Борзосмысл говорит, что сам поможет отцу; в Басурманской редакции – книжная риторика (в нескольких строках отражена половина Священного писания), Бог поможет Басарге. В Киевской сюжет растянут, чтобы было интереснее читать повесть (ретардация из-за соображений занимательности). В Басурманской редакции сын отгадывает загадки в один день. Таким образом, из неполезной повесть превращается в полезную. Утрачивается занимательность, замещается религиозными формулировками.

Илья Владимирович познакомил слушателей с третьей повестью «Повесть о Дракуле». Дракула – жестокий, но справедливый правитель. Лектор приводит несколько эпизодов, например, приходят послы к Дракуле, кланяются, но шапок не снимают. Дракула берет гвозди и приколачивает шапки к их головам, отправляет их назад. Эпизод с избиением нищих: Дракула позвал всех нищих, накормил, спросил, хотят ли они избавиться от страданий? Они ответили: «Да!». Дракула собрал их в одно помещение и поджег. Дракула – это бич Божий за недостатки и грехи человечества. Повесть в контексте Западной Европы и времён Ивана Грозного.

Лектор подводит итог: все повести приближаются к христианской системе координат, читатель сам ждёт от литературы поучений. После лекции Илья Владимирович ответил на вопросы слушателей.

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2014-10-25 14:37
Дата изменения: 2014-11-25 13:43