Лекция «Динамические процессы в словаре языковой личности»

Открытая лекция по русскому языку для горожан

22 января в 18-30 приглашаем на лекцию «Динамические процессы в словаре языковой личности».

Лектор – Т. А. Трипольская, доктор филол. наук, профессор НГПУ

Время проведения22 января, 18:30
ГдеКонференц-зал
Кто проводитЦентр русского языка
ТематикаОткрытые лекции по русскому языку и литературе

22 января 2015 года состоялась открытая лекция для горожан по русскому языку «Динамические процессы в словаре языковой личности», которую прочитала Татьяна Александровна Трипольская, доктор филологических наук, профессор НГПУ.

В течение всего XX века язык изучался как система знаков (от Ф. де Соссюра), формировалась наука – лингвистика. Этот процесс похож на то, как в школе изучают устройство машина, но не рассказывают о том, как она ездит, кто ею управляет, как функционирует. А в конце XX века всех стало интересовать, как ездит и кто водит.

На смену структурной лингвистике пришла антропоцентрическая. Лингвисты сделали шаг к субъекту речи. Татьяна Александровна привела пример: раньше в словаре употреблялось без помет «Трус – трусливый человек» и «Трусиха – жен. к слову трус». Когда-то З. Вендлер определил, что есть глаголы, которые не сочетаются с местоимением «Я» и уничтожают собеседника, например, я вру, я несу чушь.  Попробовали распространить эту идею на русские существительные и  получили результат:  невозможно сказать «Я – трус», но допустимо «Я – трусиха» (так со словами: модница, болтушка). Так мы узнаем не только о языке, но и о себе. Как говорили лаконисты: в языке проявляется все, что есть в человеке, спрятать ничего нельзя».

Теперь лингвистику интересует языковая личность/ЯЛ – любой носитель языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного  языка для отражения видения  им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире (Ю.Н. Караулов).

В самом содержании термина «языковая личность» содержится  идея получения   знания о личности (на основе анализа текстов) а) как индивидууме и авторе этих текстов, со своим характером, интересами; б) как типовом представителе данной языковой общности (усредненном носителе данного языка); в) как представителе  человеческого рода, неотъемлемым свойством которого является  использование знаковых систем (языка).

Отсюда: в рамках теории ЯЛ мы изучаем язык как систему, как текст и как способность.

1. ЯЛ – конкретный человек. Лектор рассказала, что студентка писала работу о языке Галины Вишневской, думали, что  будет много звуковых метафор. Изучили большой материал и ни одной звуковой метафоры не обнаружили..

А. А. Реформатский – колоритнейшая языковая личность. Группа учеников описала его как языковую личность. Они выяснили, что Реформатский очень любил играть в Фому Опискина, гениального манипулятора (путём самоуничижения) из произведения Ф. М. Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели».

 

2. ЯЛ – группа говорящих, объединенная возрастом, родом деятельности, полом, уровнем образования. Например, дети 3-5 лет. В России есть школы детской речи. А. М. Шахнарович провел эксперимент: как ребёнок овладевает метафорой. Ребёнку трёх лет предложили метафору «Буря воет», не было реакции на слово «воет», ребенок не слышит и не видит метафоры. В четыре года ребенок начинает спорить: «собака воет, а не буря» - он усвоил уже прямое значение. В пять лет ему предлагают метафору «оборвался разговор», а малыш отвечает: «оборвался провод, вот и не разговаривают больше». В 6-7 лет ему предлагают «березки шептались», теперь дети понимают, что листья шуршат тихо, как будто разговаривают.

Группа студентов-психологов провела этот эксперимент в школе, оказалось, что мало кто видит метафору. Младшие школьники не готовы воспринимать описательные тексты.

3. ЯЛ – речевой портрет русских, например, конца ХХ – начала ХХI века. Создан «Ассоциативный словарь», опрашивали в конце XX века студентов 20-27 лет. Интересно, что некоторые ассоциации передаются из поколения в поколение: «отец» – народов, «черный» - маруси (черные машины).

Модель языковой личности включает 3 уровня – типы информации:

·                    Вербально-грамматический (слово, морфема, словоформа, словосочетание синтаксема);

·                    Когнитивный (понятия, сценарии,  образы, представления);

·                    Коммуникативно-прагматический (стратегии и тактики речевого поведения,  планы и программы поведения).

Подробнее лектор рассказала о сценариях речевых действий, например, комплимент.  У русских он не в чести. На слова «Как вы хорошо выглядите» мы отвечаем: «Бросьте, я три дня не спала». У русских низкая самооценка, это видно в комплиментах, в резюме.

Языковой материал, с помощью которого изучают ЯЛ:

1. Художественный текст (В. В. Виноградов, М. М. Бахтин, Ю. Н. Караулов писали, что  персонаж рассматривается как МОДЕЛЬ языковой личности);

2. Все порождаемые человеком тексты (за каждой языковой личностью стоит порождаемый ею текст и языковая система, с опорой на которую построен этот текст);

3. Результаты психолингвистического эксперимента (РАС);

4. Данные лексикографических источников.

Критерии описания языковой личности: тип речевой культуры ЯЛ,  уровень языкового/ коммуникативного, социальная роль, которую играет ЯЛ, уровень лингвокреативности, поведение в конфликтных ситуациях, психологический тип и др.

В лингвистике динамические процессы изучают на материале детской речи, в этой области сделано очень много. Поэтому лектор взяла для материала речь взрослого человека. Динамические процессы в лексиконе языковой личности:

·                    Процесс усвоения лексических единиц (ЛЕ) в лексиконе человека рассматривается как пролонгированный, многоэтапный, сложный процесс, качественные и количественные характеристики которого зависят от способностей ЯЛ к изменению своего словаря, а также от специфики усваиваемого языкового знака;

·                    Появляется возможность моделировать не только сценарий усвоения слова (существует много интересных исследований в рамках психолингвистики), но и сценарий удаления ЛЕ, который может быть вполне сознательным;

·                    Можно говорить о способах и стратегиях, которые использует ЯЛ при включении /удалении /перемещении JIE по вербальной сети и об уровне осознанности этих ментально-языковых феноменов говорящим субъектом

Изучается личность, которая хочет и может меняться.

Типы лакун: когнитивные и лексико-семантические.

Когнитивные (трудно запомнить):

1. <…> мы должны поступить так, как нам подсказывает педагогический долг – «долг лояльных советских граждан».

   2. <…>. Еще с вечера я твердил эти слова: «вульгаризация», «популярность» и «лаояльный долг». «Вульгаризацию» сказал,  теперь остались «популярность» и «лаояльный долг» (В. Каверин «Два капитана»).

Лексико-семантические: - Где тебя носит, массаракш? Кто тебе разрешил уходить? Работать надо, а то жрать не дадут, тридцать три раза массаракш!

-Ты не обижайся Мак Сим, массаракш...

Мак тоже разозлился: - Это кто здесь посторонний, массаракш?

Массаракш... - пробормотал Максим. - Я совсем забыл про эти штуки!

По-видимому, это уже пытались здесь проделать, если судить по распространенному проклятию «массаракш», что буквально означало «мир наизнанку».

 Массаракш-и-массаракш! Что ты ко мне пристал? Я же не знал, что ты не знаешь, что она дома! Я думал, ты меня разыгрываешь! И потом... о каких таких служебных тайнах мы тут говорим? (А. и Б. Стругацкие «Обитаемый остров»).

Незнакомое слово усваивается постепенно; время вхождения в лексикон зависит от особенностей ЯЛ и от качества языкового знака.
Этапы усвоения слова, для примера лектор берет текст «Понедельник начинается в субботу»:    1) – Напрасно вы это сделали, Александр Иванович, – сказал приятный мужской голос. – Что именно? – спросил я, оглянувшись на зеркало. – Я имею в виду умклайдет. <…>. – Не понимаю, о чем речь, – сказал я. В комнате никого не было, и я чувствовал раздражение. – Я говорю про умклайдет, – произнес голос. – Вы совершенно напрасно накрыли его железным ковшом. Умклайдет, или как вы его называете – волшебная палочка, требует чрезвычайно осторожного обращения. – Потому я и накрыл... (А. и  Б. Стругацкие).

 Я поднял руки. – Ради бога, все, что вам угодно! Убирайте ковшик... Убирайте даже этот самый... ум... ум... эту волшебную палочку <…>. – Тут я остановился, с изумлением обнаружив, что ковшика больше нет. Цилиндрик стоял в луже жидкости, похожей на окрашенную ртуть. (А. и Б. Стругацкие).    

Процесс освоения слова зависит от языковой личности. Насколько человек готов или не готов принять/удалить слово из своего лексикона.

Татьяна Александровна рассказала об удаление из лексикона ненужных единиц, об эмоционально-оценочной лексике в  словаре ЯЛ на примере текста Б. Акунина « Любовник смерти».

Лектор говорила и о роли заимствований в русском языке, отметила, что многое отсеивается, язык обогащается. Татьяна Александровна выделила, что опасность для русского языка заключается не в заимствованиях, а в нецензурной лексике.

После лекции слушатели задали вопросы о влиянии русского языка на другие языки, о педагогических стратегиях, участники попросили продолжение темы данной лекции.

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2014-12-25 12:03
Дата изменения: 2015-01-26 17:27