Идеальная библиотека. Часть 2.

Идеальная библиотека. Часть 2.
float(0)
Накануне Дня библиотек мы решили познакомить наших читателей с библиотеками из самых известных фантастических и фэнтези-произведений.
В прошлой статье мы рассказывали о библиотеках в мирах Макса Фрая. Сегодня мы расскажем о библиотеках в произведениях Дж.К. Роулинг и Терри Пратчетта. 

гарри.jpg

Библиотека Хогвартса практически не отличается от любой другой библиотеки, находящейся в стенах иных учебных заведений. Разве что книги там хранятся несколько другие. В библиотеке есть читальный зал, где ученики готовят домашние задания, выписывая нужные цитаты из различных фолиантов.

Мадам Пинс ревностно следит за порядком в библиотеке и за состоянием вверенных ей книг, многие из которых насчитывают несколько столетий. Известно, что она накладывает антивандальные чары на книги и, когда студент пытается что-то написать в фолианте или испортить его, книга защищается, атакуя его

Существуют книги, на выдачу которых необходимо разрешение учителя, а также особо опасные книги или книги, посвящённые разделам Тёмной магии, которые хранятся в Запретной секции. В библиотеке невозможно найти информацию лишь о самых страшных и саморазрушающих видах Тёмных искусств: так Альбус Дамблдор изъял оттуда и поместил в свой кабинет все книги с упоминаниями крестражей. Упоминаний прочей запретной литературы нет, вероятно, библиотека собирается по заказу директора школы. Попечительский совет может повлиять на её содержание, так Люциус Малфой некогда выступал против книг о браках между маглами и волшебниками, а конкретно, против сказки «Фонтан феи Фортуны». Однако последнее слово осталось за директором, чей аргументированный и объективный ответ удовлетворил других членов Попечительского совета, и они поддержали наличие книг о смешанных браках в школьной библиотеке.

пратч.jpg

Терри Пратчетт. Стража! Стража!

"Библиотека была крупнейшим собранием текстов по волшебству где-либо в мультивселенной. Тысячи томов оккультных знаний отягощали ее полки.

Поговаривали даже, что после того как огромные потоки волшебства серьезно исказят окружающий мир, Библиотека не будет подчиняться обычным законам пространства и времени. Поговаривали даже, что это будет длиться вечно. Поговаривали, что можно днями странствовать меж дальних книжных полок, и что где-то там есть затерянные племена исследователей, что странные создания таятся в забытых альковах и являются добычей для других существ, возможно еще более странных.

Все это неправда. Правда в том, что даже большие собрания книг искажают пространство, как если бы это доказывалось кем-то, пребывающего внутри старомодного букинистического магазина, одного из тех, что выглядит так, как будто их проектировал М. Эшер в не самый удачный день, и обладает большим числом лестниц, чем этажей и рядов книжных полок, оканчивавшихся в маленьких дверях, которые были без сомнения слишком малы, чтобы войти человеческому существу нормального роста. Соответствующее уравнение таково: Знание = сила = вещество = масса; а хороший книжный магазин – это просто благовоспитанная Черная Дыра, знающая как читать.

Умные студенты в поисках наиболее далеко стоящих томов старались ставить метки мелом на полках, что позволяло им блуждать глубже в пыльной темноте, и наказывали своим друзьям искать их, если они не вернутся к ужину.

А поскольку магия может только свободно извергаться, то книги из Библиотеки были чем-то большим, чем простой измельченной древесной массой или бумагой.

Неукрощенная магия, потрескивая, стекала с их корешков, безобидно заземляясь в медных рельсах, прибитых к книжным полкам для этой цели. Слабые всполохи голубого огня летали над книжными футлярами, доносился шум, шепот бумаги, подобный доносящемуся от колонии скворцов, сидящих на насесте. В ночной тиши книги разговаривали друг с другом".

Терри Пратчетт. Безумная звезда.

"Это место внушало благоговейный ужас. Многие книги были магическими, а в случае с гримуарами очень важно помнить одно – они смертельно опасны в руках любого библиотекаря, который любит порядок, потому что он непременно поставит их на одну полку. Это не очень-то благоразумно, когда имеешь дело с книгами, склонными к утечке магии, тем более что числом больше двух они образуют критическую Черную Массу. Вдобавок к этому, многие второстепенные заклинания очень привередливы насчет того, с кем они водят компанию, и имеют обыкновение выражать протест, раздраженно швыряя книги через комнату. Ну и, конечно, всегда следует помнить о полуосязаемом присутствии обитающих в Подземельных Измерениях Тварей, которые собираются вокруг мест утечки магии и дотошно исследуют стены реальности.

Работа магического библиотекаря, которому приходится проводить свои трудовые дни в такой сильно разряженной атмосфере, – занятие, сопряженное с особым риском.

Подобно другим помещениям Незримого Университета, библиотека занимала куда больше места, чем позволяли предположить ее наружные размеры, – магия всегда искажает пространство крайне странным образом. Возможно, эта библиотека, единственная во вселенной, обладала полками Мебиуса. Однако мысленный каталог библиотекаря работал великолепно. Они остановились рядом с высоченной стопкой покрытых плесенью книг, и библиотекарь, подтянувшись, взлетел наверх, в темноту. Послышался шелест бумаги, и на Траймона опустилось облако пыли. Вскоре библиотекарь вернулся; в руках он сжимал тоненькую книжечку.

Магические книги обладают чем-то вроде собственной жизни. У некоторых ее даже в избытке. К примеру, первое издание Некротеликомникона приходится хранить между железными пластинами. «Истенное искуство леветации» провело последние полторы сотни лет наверху, на чердаке, а «Свот сексуальной магеи Же Форджа» лежит в корыте со льдом в отдельной комнате, и строгое правило гласит, что его могут читать только волшебники, достигшие восьмидесяти лет и, по возможности, мертвые".

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2016-05-26 16:20
Дата изменения: 2016-07-01 09:19