Уильям Шекспир «Буря» «Будет море безмятежным…»

Уильям Шекспир «Буря» «Будет море безмятежным…»
float(0)

Море. Волшебник Просперо посылает повинующегося ему духа Ариэля произвести бурю, жертвой которой делается корабль, везущий Фернандо. Волшебный остров. Первые робкие порывы любви Миранды и Фернандо. Ариэль. Калибан. Взаимные признания и объяснения влюбленных. Просперо сбрасывает с себя силу волшебства.

Вникнув в идейный замысел, заложенный автором в пьесе «Буря», мы обнаружим сразу несколько глубинных пластов. Согласно произведению, никакие учения, знания, самые необыкновенные умения не имеют ничего по-настоящему полезного для духовного и нравственного развития Человека. Так, чародей Просперо, говоря о Калибане, своем рабе, прямо констатирует:

«…Я научил

Тебя словам, дал знание вещей.

Но не могло ученье переделать

Твоей животной, низменной природы»

Если же в образе Калибана увидеть не просто невежественного туземца, а сатирическое изображение человечества, то весьма и весьма любопытно начинает выглядеть мнение Шекспира о том, что не просвещение и разум делает человека более порядочным, а нечто совсем иное. Безусловно, мировоззрение Шекспира представляет собой разительный контраст с идеями философов Эпохи Возрождения, а также с мнением ученых более поздних веков, наверное, и по нынешнее время. Ведь до сих пор наука трактует человека только как существо разумное. Однако автор нам доказывает, что человек – не просто существо разумное: в нем существует, в отличие от природы и Вселенной, частью которых он является – нравственное начало.

Лейтмотивом всей «Бури» является идея милосердия как главного признака человека. Ни разум, ни творчество, ни сила и ни волшебство составляют сущность человеческого в человеке.

Вот почему Ариэль, дух воздуха на службе у Просперо, с тихой грустью произносит фразу о короле Алонзо и его свите:

«Будь я человеком,

Мне было бы их жаль»

Ариэль, всепроникающий бестелесный разумный дух, оказывается, лишен жалости, сочувствия, доброты, то есть тех качеств, которые свойственны одному лишь человеку.

Это-то качество автор и считает тем существенным, что отличает человека от всех магов, чародеев и духов. Поняв это, понимаешь, почему волшебник Просперо отрекается от своего дара. Он осознает, что без нравственной основы, без морального стержня его волшебные способности становятся опасными для человека и окружающих его людей. Чудеса – не синоним человечности. Человек без волшебных способностей не перестает быть человеком.

«Отрекся я от волшебства.

Как все земные существа,

Своим я предоставлен силам.

…И дав обидчикам прощенье,

И я не вправе ли сейчас

Ждать милосердия от вас?»

Каков же верный путь развития человека и человеческого общества, с точки зрения Шекспира? На это поэт отвечает в своей последней пьесе со всей определенностью: нужны бесхитростность, простота, доброе отношение друг к другу и отсутствие алчности. В своем вдохновенном монологе Гонзало, советник короля Алонзо, раскрывает эти установки в полной мере:

«…Я б уничтожил бедность и богатство,

Здесь не было бы ни рабов, ни слуг…»

Конечно, его мечты утопичны, однако содержат рациональное зерно – деньги ставят между людьми неодолимые барьеры, из-за которых человеческие отношения страдают, так как люди начинают делиться на бедных и богатых, господ и слуг.

На острове в «Буре» собрались все грехи человечества: пьянство, властолюбие, предательство, раболепие, похоть, обман, лицемерие. Однако в финале пьесы никто никому не мстит. Мщения, характерного для всех шекспировских трагедий, здесь, в трагикомедии, мы не найдем. «Буря» смела все наносное, отжившее и не дававшее жить, после чего все прощены, все в гармонии друг с другом и с природой. После чего буря смягчилась и улеглась.

До этого Просперо преследует Калибана, Стефано и Тринкуло, полный мстительных чувств:

«Лети и духам прикажи лесным,

Чтоб корчами замучили злодеев…»

Однако очень скоро он прозревает:

«…Хотя обижен ими я жестоко,

Но благородный разум гасит гнев

И милосердие сильнее мести»

Именно благодаря силе милосердия все персонажи «Бури» не только нашли своих близких, которых потеряли во время кораблекрушения, но и разобрались сами в себе. Как восклицает по этому поводу Гонзало:

«…Нашли себя, когда уже боялись

Утратить свой рассудок»

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2014-05-12 12:19
Дата изменения: 2014-05-27 10:50