• Берту, Э. Книга как лекарство.Cкорая литературная помощь от А до Я : [мед. справ.]

    Это медицинский справочник. Но очень необычный. Он описывает лечебные средства, которые нужно искать не в аптеках, а в книжных магазинах и библиотеках. Бессонница или безответная любовь, высокое давление или нарциссизм, низкая самооценка или страх утра понедельника – здесь найдется литературное лекарство от любого недуга. А еще вы узнаете, какие книги лучше всего читать в определенные отрезки жизни или в её решающие моменты; что делать, если вы теряетесь в море книжных новинок; как быть, если на чтение не хватает времени…

  • Эко, У. Шесть прогулок в литературных лесах

    Шесть лекций, прочитанных Эко в 1994 году в Гарвардском университет, посвящены проблеме старой и вроде бы уже прискучившей: взаимоотношениям литературы и реальности, автора и текста.

    Однако, как выяснилось, глядя глазами человека, тираж нескольких романов которого перевалил за несколько миллионов, можно найти самые неожиданные ответы на самые заковыристые вопросы о том, как текст перетекает реальность, а реальность – в текст.

  • Дерезевиц, У. Уроки Джейн Остин : как шесть романов научили меня дружить, любить и быть счастливым

    Уильяму Дерезевицу, студенту из Нью-Йорка, бунтарю, поклоннику Джеймса Джойса и Джозефа Конрада, было двадцать шесть лет, когда он познакомился с Джейн Остин – женщиной, изменившей всю его жизнь.

     
  • Быков, Д. Л. Тринадцатый апостол. Маяковский : трагедия-буфф в шести действиях

    Среди множества книг, посвященных Маяковскому, особое место занимает его новая биография, созданная известным поэтом, писателем, публицистом Дмитрием Быковым. Подробно описывая жизненный путь своего героя, его отношения с властью, с женщинами, с соратниками и противниками, автор сосредотачивает внимание на ключевых моментах, видя в них отражение главных проблем русской интеллигенции и шире - русской истории.

  • Колобродов, А. Ю. Здравые смыслы. Настоящая литература настоящего времени

    «Литература здесь в кои-то веки рассматривается не с точки зрения прекрасной филологической девушки или дамы, не с точки зрения старого филологического брюзги или пусть даже и не брюзги, а умудренного филолога – но с точки зрения пожившего мужика, к тому же из провинции, который вообще другими вещами занимается, но обладает, как часто водится у русских людей, какими-то совсем неожиданными талантами». 

    Захар Прилепин