«Истории» дарителей

  • Сергей Белоусов, детский писатель

  • Елена Агамян, директор школы кино и телевидения ВГТРК Новосибирск.

    «Рассказ человека, оказавшегося за бортом корабля», Г.Г. Маркес; «Дама в автомобиле, в очках и с ружьем», «Долгая помолвка», «Убийственное лето», С. Жапризо.


    У меня в телефоне — целая библиотека. Но общение с бумажной книгой не заменишь. Это волнение ни с чем не сравнить — когда открываешь бумажную книгу, а не электронную. Кажется что здесь столько всего! Кажется, что к ней прикасался сам писатель. Мы заражаемся от книги любовью. Очень важно её держать, листать, слышать, нюхать, осязать, трогать. Читая бумажную книгу, ты зрительно запоминаешь тот фрагмент, который тебе понравился. Если ты не помнишь номер страниц, ты помнишь визуально, где тот фрагмент располагался. Ты перечитал, получил еще раз эту радость, то удовольствие. В электронной книге все страницы одинаковые. Они стандартные, и этого удовольствия нет.

    Я хочу подарить несколько книг, нескольких авторов. Недавно я закончила в очередной раз перечитывать книгу «Сто лет одиночества» Гарсия Маркеса. Книга сложная, требует опыта, дополнительных знаний об устройстве государства и геополитических процессов. Я хочу подарить книгу этого же автора «Рассказ человека оказавшегося за бортом корабля», десять дней продрейфовавшего на плоту без еды и питья, объявленного национальным героем, удостоившегося поцелуя нескольких королев красоты, разбогатевшего на рекламных объявлениях, а потом впавшего в немилость у правительства и забытого навсегда. Это рассказ человека, который был смыт волной с борта и 10 дней он продрейфовал в море на плоте. Как он сражался за жизнь, как он выжил, что с ним произошло дальше — всё в этой книге. Книга написана очень ярким, очень живым языком, достаточно простым.

    У Джека Лондона, тоже любимого писателя, есть такой рассказ «Любовь к жизни». Это схожая история. Там другие обстоятельства, но смысл как раз в любви к жизни. Как выжить в тяжелых жизненных обстоятельствах, когда кажется, что все против тебя? Когда вокруг тебя окружают акулы? Когда вокруг море, когда нет воды, когда нет пищи? Только соль и море.

    Следующие книги — это подарочный набор автора моей юности Себастьяна Жапризо. К сожалению, сегодня он не так любим и почитаем. Роман называется «Дама в автомобиле в очках и с ружьем». Себастьян Жапризо — один из самых популярных французских авторов. Его романы — настоящее олицетворение детектива, как и произведения Конана Дойла и других известных авторов. Они переведены на многие языки, увенчаны литературными премиями, украшают списки бестселлеров, экранизированы.

    Из русской литературы я недавно перечитала Чехова. Перечитала с таким удовольствием, что у меня рука потянулась за трехтомником. Я его перечитывала, как будто открывала для себя заново, потому что в каждом возрасте откликается иное. Сейчас перечитываю «Анну Каренину» Толстого. Рекомендую взрослым «Бегство из рая» Босинского о Льве Толстом.
  • Наталья Ласкина, кандидат филол.наук, руководитель проекта «Открытая кафедра»

    Dombey and Son, C. Dickens.


    Эту книгу я выбрала, потому что она связана для меня с областной библиотекой. Когда в студенчестве, на третьем курсе, нужно было читать Диккенса, он совсем меня не интересовал - читала в детстве "Оливера Твиста", рассеянно пробежала "Домби и сына" перед семинаром, и ничего не задело: я предпочитала модернистский ХХ век, а викторианские романы казались мне литературой слишком предсказуемой. Но в это же время я все больше старалась читать на английском и иногда просто наугад брала в библиотеке книги посложнее и побольше. Диккенс казался подходящим упражнением, поэтому однажды я и взяла не глядя первый попавшийся роман, это оказался потрепанный "Домби".

    Весь следующий год я, кажется, читала Диккенса каждый день. Не то чтобы переводы были плохи, но на другом языке, тем более еще не совсем освоенном, читаешь внимательнее и медленнее. Потеряв возможность читать по диагонали, я выбросила из головы предрассудки про Диккенса морализаторского, наивного и мелодраматичного и открыла для себя завораживающую и ни на что не похожую интонацию. "Домби и сын" - роман о том, как мучительно, через горе и чувство вины, в человеке просыпается подавленное им самим человеческое, но он одновременно и о том, что совсем вне человеческой воли - о вечном ритме волн, о времени и смерти. И читать его лучше так, чтобы ритм не терялся, – медленно, не забегая вперед, перелистывая бумажные страницы.
  • Елена Чижова, российская писательница, прозаик, директор Санкт-Петербургского ПЕН-клуба

    Игра в бисер, Г. Гессе


    Когда перед человеком стоит задача выбрать какую-то самую любимую книгу и подарить её с рекомендацией, чтобы другие люди её читали – это задача довольно сложная. Во-первых, потому, что у меня много очень любимых книг. Именно тех книг, которые повлияли на мою жизнь. Не так давно я давала по этому вопросу довольно большое интервью, и я рассказывала об этих книгах около двух часов. Проблема еще заключается в том, что я совсем не уверена, что то, что нравилось мне в юности и ранней молодости, понравиться современным молодым людям.

    Когда мне было лет 25, я прочитала книгу Германа Гесса «Игра в бисер». Она меня поразила не столько сюжетом, не столько героями, сколько изумительным переводом с немецкого языка Соломона Константиновича Апта, с которым мы потом позже подружились. Он сам подарил мне свой перевод этой книги. Но кроме всего прочего, меня поразил способ мышления автора. Та скорость, с которой в его голове крутятся и решаются абсолютно фундаментальнейшие проблемы бытия. При этом он совершенно не занудствует. Он создает такой образ эпохи, что хоть книга и была написана в 30-е годы, в ней все абсолютно верно и в наше время.

  • Михаил Елизаров, российский писатель, поэт, создатель собственного музыкального проекта

    Рассказы, В. Шукшин


    Один из моих любимых авторов – это Василий Макарович Шукшин. Я склонен оценивать автора не по его большим произведениям, не по романам, а по рассказам. Мастерство рассказа для меня является основным критерием. Мне часто кажется: в романе человек уже может себя и не исправить, потому что он захвачен основной идеей. Когда мы говорим о сборнике рассказов, то видим в нем много различных идей. И даже если нам вдруг не приглянулся один рассказ, то нам может понравиться другой. Автор как-то себя реабилитирует, и мы его полюбим. Василий Макарович Шукшин – это автор, у которого все рассказы прекрасны. Каждый по-своему. И я не помню ни одного рассказа, который бы на меня не произвел впечатления.

    Один из моих любимых авторов - это Андрей Платонов. Я могу поставить этих авторов – Шукшина и Платонова – рядом, потому что они оба – мужчины из народа. И у меня всегда возникал вопрос: откуда берется вот такое удивительное мастерство, удивительный гений? Если вспомнить того же Набокова, то, кажется, ему сам Бог велел быть великим писателем, вся его среда благоприятствовала для того, чтобы он стал тем, кто он есть. Вот Шукшин – человек из алтайской деревни. Какая у него там школа? Какое образование? Но гений выбрал его и создал человека, талантейшего во всем: гениального режиссера, гордость нашей советской кинематографии. Как писатель он, возможно, менее востребован, ввиду того, что какая-то часть аудитории его считала бы слишком простым или наивным. Для меня это один из величайших мастеров рассказа.

  • Дмитрий Райц, новосибирский писатель

    Книга из серии ЖЗЛ «Сергей Прокофьев, И. Вишневецкий


    Я выбрал биографию великого композитора Сергея Прокофьева, её автор - Игорь Вишневецкий. Книга свежая, и это позволяет уйти от многих шаблонов, которые были в советских трудах подобного рода. Наконец-то, можно рассмотреть все этапы многогранного творчества непредвзято. Можно одинаково объективно отнестись как к его модернистским вещам, вроде оперы «Игрок», так и к Кантате к 20-летию Октября.

    Книга очень хорошо написана. Она чрезвычайно увлекательно читается. Необязательно даже любить музыку - у Прокофьева была настолько увлекательная жизнь, и настолько интересный его жизненный путь. Тут есть его письма, дневники, автобиография. Он сам писал чрезвычайно увлекательно и даже говорил, что если бы не стал музыкантом, стал бы писателем.

    У выдающегося человека, у великого человека, такой и должна быть биография. Например, он был вторым русским композитором, после Римского-Корсакова, который совершил кругосветное путешествие. Сперва он с матерью, еще до первой мировой войны, поехал в Париж, а потом, уже после октябрьской революции, на поезде проехал через всю Россию на Дальний Восток, там переплыл в Японию, где давал концерт, потом несколько лет пробыл в Америке, потом снова вернулся в Европу, и когда, наконец, достиг Парижа, то там прогулочным шагом дошел до вокзала, и, тем самым, закончил свое путешествие через несколько лет.

    Великолепный ум Прокофьева и его фантазия - они просто поразили меня. И я надеюсь, что чтение этой книги повлияет на прослушивание его великолепной музыки.

  • Екатерина Киселева и Дмитрий Ключевский, новосибирские писатели-фантасты

    Малыш и Карлсон, Астрид Линдгрен
    Игра Эндера, Орсон Скотт Кард


    Екатерина: Мы бы хотели подарить две книги. Это книги, которые нас вдохновили на писательство в детстве, благодаря которым мы вообще начали писать и благодаря которым у наших книг появился такой стиль, который есть сейчас.

    Дмитрий: И мы несколько раз на творческих встречах упоминали, что у нас просто не было выбора, что дарить.

    Екатерина: Да, мы и так уже знали заранее, что подарим.

    Дмитрий: Я хотел бы подарить книгу «Игра Эндера» - это настоящая классика научной фантастики, у нее есть ряд премий. Но главное – это просто интересная, отличная книга, которая в том числе вдохновила меня на написание чего-то своего.

    Я лет в 5, может даже раньше, научился вдруг внезапно рифмовать слова. Критики у меня в тот момент были самые дружелюбные, потому что это были в основном мои родственники, так что я сразу уверился в том, что меня ждет большое светлое будущее в роли поэта. В школе, класса так до 4, это мнение у меня только укрепилось, потому что я нашел неожиданное применение своим стихотворным талантам: пока весь класс корпел по два урока над сочинением на две-три страницы, я в это время рифмовал 4-5 четверостиший на эту же тему, и остальное время занимался чем-то своим. А потом я, лет в 10, прочитал вот эту замечательную книгу, и она меня впечатлила настолько, что я взялся писать собственную, разумеется, абсолютно не научную, а скорее даже антинаучную фантастику. Слова «космоопера» я тогда еще просто не знал. Разумеется, там была целая куча батальных сцен, там были бравые герои, там были философские, скорее даже псевдо-философские размышления, но для 10 лет это вполне простительно. И тут я вдруг обнаружил, что для моих друзей и одноклассников такая проза гораздо интереснее, чем мои неаккуратно зарифмованные строчки про осенние пейзажи и первое сентября. Эта книга, которую я держу в руках - это та самая книга, которую я прочел в 10 лет, она из моей личной библиотеки. И я надеюсь, что если она смогла вдохновить меня, то сможет вдохновить и кого-нибудь еще.

    Екатерина: Я хочу подарить книгу «Малыш и Карлсон» Астрид Линдгрен, шведской известной писательницы. Книга, конечно, купленная, потому что моя книга из личной библиотеки уже так зачитана, что ее сложно дарить. К тому же, я ее иногда даже перечитываю. Книга эта была написана и опубликована в 1955 году, а у нас в СССР она была издана в 1957 году. О Малыше и Карлсоне сложно сказать что-то новое, оригинальное и интересное. Я хочу повторить, что эта книга – именно та, которая меня впечатлила, вдохновила на написание приключенческих, юмористических, авантюристических книг, которые мы сейчас пишем.

    Я также начала писать примерно лет в пять, как и Дмитрий. Причем особенно вдохновляющим и впечатляющим моментом в этой книге для меня стали эпизоды, когда Карлсон переодевался в привидение, и они ловили воров Фили и Рули с помощью ловушек. Это повлияло на мое творчество. Раньше это были маленькие рассказики, целый сборничек, для личного чтения и чтения друзей, такие, можно сказать, «Карлсон-сказы», где разные герои ловили воров, воры пачками забегали в дом, герои там их ловили также в ловушки. Некоторые эти рассказики забавно перечитывать даже сейчас. Я даже богато их иллюстрировала. В дальнейшем приключенческо-авантюрный стиль и юмор этой книги подействовали на мое творчество. Я люблю, что бы в книге так же был юмор, приключения.

    Я считаю, что каждый читатель, особенно юный, должен прочесть эту книгу, и как можно скорее. Чтобы тоже вдохновиться, впечатлиться, заинтересоваться. Надеюсь, что удастся этому поспособствовать.

  • Галина Пьянова, главный режиссёр драматического театра «Старый дом».

    Малое собрание сочинений, Иосиф Бродский.


    Я часто думала в детстве: вот если бы в «140 градусов по Фаренгейту» я оказалась на стороне хранителей, какую бы книгу я сохранила? Сегодня я поняла, что эта фантазия состоялась.

    Я язычник. Так случилось, по роду деятельности. Театр - это всё-таки язычество. И, когда возникает пустота (а возникает она у каждого), очень хочется молиться. Молиться я не умею, но мой молитвослов – это Иосиф Бродский. Самое главное, что сейчас пришло такое время, когда он стал абсолютно понятен. Когда пусто, я просто открываю любую страницу «Малого собрания сочинений». Иногда не важно, стихотворение это или эссе, или пьеса. Или просто играешь в игру: загадаешь что-то, а что тебе скажет Бродский. Вот сейчас он мне сказал: «В северной части мира я отыскал приют», и это правда.

    А если говорить о том, что всегда внутри от Бродского - как только я чувствую чуть-чуть напряжение, я вспоминаю его строчки:

    «Что нужно для чуда? Кожух овчара,
    щепотка сегодня, крупица вчера,
    и к пригоршне завтра добавь на глазок
    огрызок пространства и неба кусок.

    И чудо свершится. Зане чудеса,
    к земле тяготея, хранят адреса,
    настолько добраться стремясь до конца,
    что даже в пустыне находят жильца.

    А если ты дом покидаешь - включи
    звезду на прощанье в четыре свечи
    чтоб мир без вещей освещала она,
    вослед тебе глядя, во все времена»

    Если кому-то будет плохо и он придёт в библиотеку, если он не найдёт внутри себя никаких слов, я думаю, что Иосиф Бродский найдёт ответы на многие вопросы и поможет.

  • Антон Болкунов, главный художник театра «Старый дом».

    Град обреченный, Аркадий и Борис Стругацкие.

    Я расскажу о своей книге коротко, потому что она достаточно неоднозначна и запечатана в банку жанра общественным мнением. Эта книга Стругацких «Град обреченный». Я прочитал эту книгу первый раз в жизни, наверное, лет 16 назад, и после этого перечитывал раз 5 в разные периоды. Я не буду пересказывать или вдаваться в какой-то литературный анализ. Если я начну пересказывать, то я расскажу только фабулу, состав событий, и покажется, что это просто какое-то фантастическое произведение. На самом деле, мне кажется, Стругацкие – это больше философы, чем фантасты. Книга очень интересная. По жанру это антиутопия. Я не могу сказать, что я фанат этого жанра, но эту книгу я очень люблю и рекомендую. Книга даже начинается интересно – в качестве эпиграфа идёт цитата из откровения Иоанна Богослова об апокалипсисе, то есть книга очень мрачная, но при этом она настолько вкусная, что от неё не оторваться.

    Суть в том, что она подтолкнула меня к идее проиллюстрировать эту книгу. Я сделал ряд иллюстраций, у меня была целая задумка, но я не нашёл никакого партнёра для того, чтобы это сделать. Я сделал специальную вкладку со своей иллюстрацией, и хочу подарить книгу библиотеке именно со своей картинкой. Я хотел выпускать такие альбомы, где художники рекомендуют к прочтению книгу. Как режиссёр ставит фильм по книге, так и художник «ставит» иллюстрации.

  • Анна Протоковило, артистка "Первого театра".

    Одиночество в сети, Я.Л. Вишневский;
    Мелкий бес, Ф. Сологуб;
    Маленький принц, А. Сент-Экзюпери.

    Я выбрала книги, которые заставили меня не спать. Мне кажется, у каждого было такое, когда он читал, и уже время под утро, а он читает, читает и читает, не может оторваться от книги. У меня три таких книги, они разные.

    P1070112.JPGПервая книга – «Одиночество в сети». Может быть, можно сказать, что это «попса», но именно для молодежи. Это книга о любви, про любовь, про мужчин и про женщин. Она полезна и для мужчин, и для женщин. Она не оставит равнодушным стопроцентно никого. Она может либо понравится, либо не понравится, но равнодушным она никого не оставит.



    P1070146.JPGСледующая книга тоже заставила меня не спать, потому что я делала в институте по ней большую работу. Это «Мелкий бес», Федор Сологуб. Это сложная книга. Она требует понимания, думанья, вникания, но она очень интересная. И Сологуб, на мой взгляд, автор, который сейчас очень современно звучит. У него такие острые темы! Советую вам познакомиться. «Мелкий бес» - это моя настольная книга.


    P1070136.JPGИ последняя книга - это «Маленький принц», очень хорошая, добрая книга о вечных истинах.




  • Игорь Маранин, новосибирский писатель.

    Новосибирск: Пять исчезнувших городов. Книга I. Город-вестерн, И. Маранин, К. Осеев;
    Подмастерье, И. Маранин, О. Аболина;
    Н.Г. Гарин-Михайловский в воспоминаниях современников, Составитель Юдина И. М.


    Я рано выучил азбуку и рано начал читать. Книжки у нас дома были разбросаны, как попало, чтение моё было хаотичным. До школы я много читал самостоятельно, и однажды это вышло мои родителям боком. Мне было тогда лет шесть: родители узнали, что завтра в детском саду утренник, и дети должны читать наизусть стихи. Я их заверил, что стихов знаю много - выйду, расскажу, никаких проблем. И осталось им только приготовить мне костюм и отвести в детский сад. И вот начался утренник: родители пришли, празднично одетые девочки и мальчики читают со сцены, какая-то комиссия сидит . Девочки с бантиками выходят, читают «Добрый доктор Айболит…» или «Уронила Таня мячик…». А потом вызывают меня: я выхожу и начинаю читать Есенина:

    «Молодая, с чувственным оскалом,
    я с тобой не нежен и не груб.
    Расскажи мне, скольких ты ласкала?
    Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?».

    Лица родителей вытягиваются, воспитатели переглядываются друг с другом. Что делать? Все начинают оглядываться: кто родители этого мальчика? Времена тогда были более пуританские, чем сейчас. А я продолжаю читать с выражением, спускаюсь со сцены, подхожу к девочке, продолжаю читать, обращаясь уже непосредственно к ней:

    «Знаю я — они прошли, как тени,
    не коснувшись твоего огня,
    Многим ты садилась на колени,
    а теперь сидишь вот у меня».

    Стихотворение длинное, родители сидят красные, как раки. Я завершаю и жду аплодисментов: всем хлопали и вручали кульки с конфетами. Я жду кулька и чтобы все похлопали, но слышу абсолютную гробовую тишину. Люди не знают, как реагировать. И воспитатели сидят, и родители сидят. И тут мои мама с папой вскакивают, протискиваются с пятого ряда, хватают меня за руку и уводят. Вот так из-за книжки, из-за любви к чтению я впервые лишился кулька с конфетами. Но это мою любовь мою к книгам это нисколько не уменьшило. Я сегодня хочу P1070131.JPGподарить три книжки. Две собственных, они написаны в соавторстве. Одна – с Константином Осеевым, человеком, который читает гораздо больше, чем я. Он долгие годы читал по книге в день. Представляете, сколько он книг прочел, если ему недавно исполнилось 70 лет? Наша с ним книга - о Новосибирске, называется она «Город-вестерн» и посвящена тому, что было на этой территории до появления города, как он начинался, кто здесь жил, и много-много чему из того времени.

    P1070137.JPGВторая книга написана в соавторстве с питерским автором Оксаной Аболиной, называется она «Подмастерье». Это фантастика. Тут сегодня говорили о фантастике, а я в этом жанре тоже иногда пишу, уже для души.



    Ну, и еще, как человек, интересующийся и пишущий на исторические темы, я хочу подарить одну старую книжку о Гарине-Михайловском, которая мне была очень P1070134.JPG интересна. Думаю, она будет многим интересна, в 1983 году её издали большим тиражом, но сейчас, я думаю, она уже достаточная редкость. С именем Гарина-Михайловского у нас связано много в историческом плане. У нас есть площадь Гарина-Михайловского, и бюст стоит в Областной библиотеке. Это книга воспоминаний о нем. Это мемуарный жанр, я его очень люблю. Здесь о нём пишут современники, в том числе большие современники - Горький, Куприн. Они вспоминают, каким был Гарин-Михайловский и делают это очень живо. Что не удивительно: ведь он был очень яркой личностью.

  • Сергей Лунев, ресторатор

    Generation П, В. Пелевин.


    23 октября - день, когда была объявлена Нобелевская премия Пастернаку. Также сегодня еще и Всемирный день без бумаги, а мы с Вами говорим о книгах. Хочу сказать, что я являюсь серьезным противником постоянных заседаний в интернете, в гаджетах и так далее. Я люблю бумагу, я люблю работать с документами, которые написаны на бумаге. То, что написано пером, не вырубишь топором. Мой призыв: не отказывайтесь от бумаги, леса хватит. Читайте именно на бумаге, это большее удовольствие и другое восприятие.

    P1070127.JPGНо сегодня еще и День работников рекламы. И это реальное совпадение, потому что сегодня я дарю книгу замечательного писателя Виктора Олеговича Пелевина «Generation П». С чем связан мой выбор? Я обожаю читать, я читаю много. Я люблю и Золотой век, и Серебряный век. Но мы живем здесь и сейчас, поэтому я хочу обратить ваше внимание на Пелевина. Если читали, продолжайте читать, если не читали, то обязательно доберитесь до его книг. Это то, что по-английски можно назвать must read.

    Почему «Generation П»? Потому что сам я себя отношу к поколению Пепси. Это те люди, которые успели побыть пионерами, но не успели вступить в комсомол и, так скажем, выбрали Пепси. Почему так произошло, Пелевин дает четкий ответ: в Советском союзе выбора нам не оставляли. Сказали: перестройка – это хорошо, грядет ветер перемен.

    Я люблю свою родину, но я люблю и те ценности, которые нам пришли с запада. Сейчас маятник качается у нас в другую сторону. С исторической точки зрения, это абсолютно нормальная ситуация. Важно здесь ловить грань, в этих колебаниях маятника от запада на восток, от якобы просветительства до мракобесия.

    Держите свои глаза открытыми. Верьте тем вещам, которые вы видите, которые вы можете ощутить. Не верьте тому, что показывает «ящик», не верьте тому, что пытаются вам продать, это касается не только политики и рекламы. У Пелевина вся книга о рекламе, о классной рекламе, о продвижении товара, о продвижении политиков (а это тоже товар) об участии в выборах. Кто хочет работать в этой сфере – книга золотая. Куча интересных идей, советов, которыми вы можете практически воспользоваться. Кто знает, что такое «русская идея»? Никто. Я тоже. У нас была в свое время русская идея, которую называли «православие, самодержавие, народность». При Советском союзе была цель – коммунизм, у людей был конкретный таргет: через двадцать лет будем вот здесь. И стремились, либо не стремились, но люди понимали, ради чего они живут.

    В этой книге один из героев, бывший бандит, новый русский, призывает копирайтера написать им «русскую идею». Понимаешь, говорит он, у американцев за их деньгами стоит их национальная идея, у мусульман – своя… а у русских что за деньгами? Другие деньги. А где идея? Напиши мне ее. Этого не получилось.

    Прочтите и обретите идею. То, ради чего мы в своей стране будем продолжать жить. Обретите цель.
  • Наталья Геннадьевна Морозова, канд. филол. наук, доцент, зам. декана экономического факультета НГУЭУ

    Божественная комедия, Данте Алигьери.


    Я хотела бы поблагодарить организаторов такой нужной и важной акции «Подари книгу». В том информационном письме, которое нам рассылали, я для себя выделила важное: «в рамках года культуры». Действительно, какая может быть культура без книги, без текста? Более того, как раз текст (книга) позволяет сохранить культуру. Консервирующая функция, функция сохранения – это главная функция текста с точки зрения литературоведов.

    И предложение рассказать об одной книге застало меня врасплох: потому что, о какой книге? Сразу вереница имен: Ломоносов – любой текст гениален; так же как и у Пушкина, Карамзина, P1070149.JPG Чернышевского. И я, наверное, долго бы мучилась, если бы мне на память не пришла одна строчка: «Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу». Кто помнит: откуда эта строчка? Да, «Божественная комедия» Данте Алигьери. Так уж получилось, что многие мечтают оказаться на родине Данте, но единицы мечтают прочитать «Божественную комедию». Надеюсь, что благодаря таким акциям, как «Подари книгу», число последних все-таки вырастет. А что значит «пройдя до половины»? Это середина жизненной дуги – 35 лет. Возраст, в котором, кстати, я сейчас нахожусь. Что делать, чтобы не оказаться в «сумрачном лесу»? Этот вопрос для меня связан для меня с другим: что для меня книга?

    Хорошая книга (это постоянный эпитет) - это та, которая заставляет думать. Книга позволяет человеку не останавливаться в своем развитии. Ни духовном, ни морально-этическом, ни интеллектуальном. Любая книга меняет нас и мир вокруг нас. Прочитав текст – мы уже другие. Мы уже иначе воспринимаем мир и соответственно мир уже другой для нас. А какой он? Во многом это зависит от той книги, которую мы прочитали. Любая книга есть некая призма восприятия. Главный вопрос – какие книги читать? Конечно, все зависит от вкуса, от интеллектуального уровня, от запросов самого читателя - чего мы хотим в конкретный момент. Может быть, развлечься, получить удовольствие, посмеяться, а может быть, получить материал для анализа, может быть даже получить практическую пользу. Не будем забывать и о научной литературе. И ни в коем случае нельзя пренебрегать книгами, которые прошли проверку временем. Это мировая классика. «Божественная комедия» как раз относится к таким книгам. Только в этом случае сформируется читательский вкус. И вспомните – наше знакомство с литературой в школе начиналось как раз с классики. Потому что это наиболее важно в школьном возрасте, от этого зависит, будет ли человек читать, каким он вырастет человеком, вырастет ли он вообще ЧЕЛОВЕКОМ, вырастет ли он читателем.

    Литературоведы традиционно обращают внимание на такой коммуникативный треугольник: «автор – текст – читатель». Три составляющих коммуникации. Эта модель сохраняется, но меняются авторы, меняются читатели, меняются тексты. Если мы обратимся к литературе классицизма, то автор – это мастер. Это тот, кто овладел всеми правилами. Его задача – помочь читателю, сделать его человеком нравственным, человеком-патриотом, приносящим пользу государству, обществу. Они создавали свои тексты по правилам, и читатель оценивал по этим правилам. И вот в этом случае цели коммуникации были достигнуты. Сменилась эпоха, сменились вкусы, на смену классицизму пришел сентиментализм. Можем вспомнить Карамзина. Есть у него замечательная статья, и я бы хотела вам ее порекомендовать: «Что нужно автору?». Автор стал другой, и читатель стал другой. Читатель – эмоциональное эхо автора. И Карамзин очень просто ответил на свой вопрос: автору необходимы искры подлинного человеколюбия. Нужно любить человечество, нужно любить своего читателя.

    И теперь мне хотелось бы задать вопрос: а что нужно современному читателю? Каким вы видите современного автора? Какого вы видите читателя, какими должны быть тексты? На мой взгляд, единственный выход – чтобы не оказаться в сумрачном лесу – нужно читать. Нужно развиваться, нужно мыслить. Поэтов и писателей начала 19 века мучил вопрос: есть литература английская, немецкая, итальянская, а есть ли русская? Они сомневались. Сейчас нам кажется это смешным. Русская литература есть. Это часть мировой словесности. И русскую, и зарубежную литературу нужно знать и ценить!
  • Николай Александрович Александров, новосибирский писатель.

    Тайна счастливой жизни, Н. Александров


    Просто колоссальное впечатление на меня произвели книги М. Михеева, нашего Новосибирского фантаста. Первыми мне попались его книги «Вирус В-13» и «Белое пятно», но когда я пришел в школьную библиотеку их сдавать, выяснилось от библиотекаря, что все что там написано – неправда, что это фантазия автора. Это известие меня потрясло до основания! Выходит, что меня обманули?

    И я сказал: «Мне не нужна фантастика», и оскорбленный ушел из школьной библиотеки; и пришел во взрослую, в ту, что была около дома им. Горького. Я записался и самостоятельно побрел меж высоченных стеллажей выбирать себе книгу. И я нашел книгу Антона Семеновича Макаренко – великого советского педагога. И не какую-нибудь там фантастику, а «Книгу для родителей». Потом я уже прочитал его книги «Флаги на башнях» и «Педагогическую поэму», но уже в 13 лет я знал, как должен воспитывать себя. Книги талантливого педагога произвели на меня не менее колоссальное впечатление. И мне кажется, они стали решающими в моей жизни. Я рекомендую, обязательно почитайте Макаренко. Вы будете знать, как подступиться к своим будущим детям, у кого их еще нет. И другими глазами посмотрите сейчас на своих детей, у кого они уже есть. И «Книга для родителей», осталась занозой на всю жизнь. И уже став профессиональным писателем, я подумал, а почему нет такой же книги, но для детей, для юношества, для родителей о детях, значит, есть, а для детей о родителях - нет. У меня четверо детей, семь внуков. Я помню, как тяжело входил в жизнь взрослую. А нынешнее время очень тяжелое, особо тяжелое и такая книга для детей, так думалось мне, очень важна и нужна именно современным детям в современных условиях.

    И я написал «Тайну счастливой жизни». Я писал ее лет семь, а после дорабатывал и дописывал. Сейчас вышло третье издание. Это книга о том, как отличить любовь от влюбленности, а если ты вышла замуж или если ты женился, как потом до конца дней своих прожить вместе без «поножовщины». В чем смысл жизни, чем человек отличается от животного – здесь даны ответы на, кажется, достаточно простые, но очень важные вопросы. О бедности и богатстве, и что происходит с душой после смерти, почему мы поминаем умершего на третий, девятый и сорокой дни. Кто такой русский человек и чем он отличается от заклятого друга европейца.

    Именно эту книгу я хочу подарить тем, кто идет вослед, и это не просто книга, это как у Макаренко – часть жизни, отданная счастливому будущему.
  • Виталий Сероклинов, новосибирский писатель, и.о. главного редактора журнала «Сибирские огни».

    Республика ШКИД, Г. Белых и Л. Пантелеев

    Я научился читать, когда мне было чуть больше трёх лет, и на меня повлияла, так или иначе, каждая прочитанная книга — от озорных рассказов Бальзака, до которых я умудрился добраться в 6 лет, до нескольких томов из «Миров Азимова» из полярисовского издания, которые я взял с собой, отправившись в 15-й раз свататься к будущей благоверной. Один том я тогда подарил попутчику, оказавшемуся героем Кубы, Анголы, Никарагуа и ещё десятка стран, с наградным пистолетом и полным чемоданом золотых звезд и медалей, который ехал к Ельцину получать звание Героя России. Узнав о цели моего путешествия, он угостил меня коньяком, а я оставил ему Азимова и отправился в свой последний бой. Моя избранница сдалась сразу же, а вот с будущим тестем пришлось поволноваться, объясняя ему причины скорого отъезда дочери и теребя в руках пятый, как сейчас помню, томик из тех же «миров». И тот изрядно потрёпанный том стоит сейчас на полке на почётном месте в нашей семейной библиотеке, рядом с Саймаком, Желязны и многими другими из того же «Поляриса».

    Ещё одна невероятная «книжная» история произошла со мной во второй половине девяностых, когда я оказался в казахской тюрьме, чудом позже оттуда сбежав; а пока я сидел там, то читал роман неизвестной мне тогда Ольги Новиковой, которая через много лет, в конце «нулевых», оказалась тем самым редактором «Нового мира», который сообщил мне о будущей публикации в этом журнале. Ольге Ильиничне я так и сказал – мол, не поверите, но я читал вас в тюрьме, такой вот факт биографии…

    G._Belyh_L._Panteleev__Respublika_Shkid.jpgНо сегодня я решил подарить библиотеке «Республику ШКИД», книгу, с которой тоже связана некая история, хоть и не такая, может, бурная, как вышеупомянутые… Когда хозяин этой книги, мой одноклассник Серёга, потребовал от меня вернуть ему «шкидов», чтобы отдать следующему в очереди на чтение, Лёхе, то выяснилось, что книга пропала — просто затерялась где-то у моей родни. Поначалу Серёга каждый день нудно напоминал о «шкидах», а я обещал ему, что вот-вот найду книгу, сам уже в это не веря — пропала она бесследно. Потом напоминания стали более редкими, но не менее нудными — Серёга сообщал, что накопились проценты, что теперь я ему должен в качестве компенсации уже книги из «рамочки» — так называли дефицитную серию «Библиотеки приключений и научной фантастики», а Лёха, тот самый, кому книга после меня так и не досталась, добавлял ехидно, что «рамочки» мало, теперь я сам обязан стать писателем и написать книгу получше той, которую я благополучно замылил.

    Шли годы, в родном городе я появлялся редко, только Лёха, возвращаясь от родителей, со смехом регулярно сообщал мне, что Серёга не ленится напоминать о старом долге. Прошло ещё какое-то время, я учился, бросал учёбу, снова восстанавливался, терял связь с одноклассниками, Леха пропадал на время очередного локального конфликта, будучи специалистом по радикальному их разрешению, снайпером, и снова появлялся с теми же шутками про мой долг — но «Республику ШКИД», точно такую, как мы когда-то уговорились, я так и не мог найти.

    Но однажды, через много лет, это случилось — я всё же обнаружил на старом книжном развале «макулатурное», самое массовое издание «шкидов», и немедленно позвонил Лёхе. Мобильников тогда ещё не было, соединяли меня долго, пока вдруг кто-то в гулком помещении не забубнил в трубку про необходимость использования шумовых гранат и чего-то ещё специфического военного. Лёхе явно было некогда, потому я успел только прокричать, что это наконец-то случилось, я купил этих чёртовых «шкидов», и теперь нужно передать их Серёге, пусть порадуется!..

    Лёха не сразу понял, что это за «шкиды», а когда понял, отстранённо буркнул, что Серёга повесился две недели назад, наркота, вчера сказали, а сейчас ему некогда, потом поговорим, — и отключил рацию…

    После того дня прошло уже несколько лет. За эти годы я и впрямь — вот же накаркали! — стал писать сам, состоялся как литературный редактор и даже выпустил несколько собственных книг, которые, как и когда-то «Республику ШКИД», не всегда можно купить в книжном магазине: дефицит, знаете ли — хотя, конечно, даже в 44 года труба у меня пониже и дым пожиже, чем у восемнадцатилетнего соавтора «шкидов» Лёньки Пантелеева. Но до сих пор меня, как человека творческого, корябает по сердцу какая-то незавершённость всей этой истории, внезапно оборвавшейся. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы её закольцевать, чтобы получился правильно оформленный сюжет, но я же обязательно что-нибудь придумаю.

    Я же теперь писатель.
  • Анастасия Журавлева, главный редактор Студии телевизионных решений «Гамма», известный новосибирский тележурналист.

    Кипарисовый ларец: антология поэзии Серебряного века Вампилов А. В. Пьесы. Рассказы. Очерки.

    Кипарисовый ларец.jpgКнигу называют любимой, потому что с каждой страницей, иллюстрацией, обложкой, с именно этой книгой связаны какие-то впечатления и воспоминания. Дело не только в литературном тексте, дело в тех эмоциях, которые мы испытываем, когда берем в руки именно это издание. Книга «Кипарисовый венок» адресована тем, кто влюблен. Это великая, на мой взгляд, поэзия Серебряного века. В ней все про Любовь, так красиво, так по- настоящему!

    У каждого времени есть свое особое «настроение». Мне кажется, что здесь есть те строки и те стихи, которые всегда будут современны, потому, что они про сердце, про любовь, про тех, кто не достоин нашей любви и, наоборот, про тех, кто ее очень достоин, про те страдания, переживания, которые испытывает каждый человек, не зависимо от возраста и времени.

    Книгу, которая значительно изменила мою профессиональную жизнь, я перечитала, будучи уже состоявшимся специалистом в телевизионной журналистике, в телевизионном производстве. Именно этот автор, его произведения, его пьесы заставили меня сделать шаг в сторону театрального продюсирования. И то, что меня сегодня представляют как успешного театрального продюсера, - это результат того, что я перечитала пьесы Вампилова, в частности «Двадцать минут с ангелом», один из его «Провинциальных анекдотов».

    Вампилов.jpgЯ знаю, что пьесы – это «трудное» чтение. Не каждый человек любит и умеет их читать. Пьеса – это литература для людей, которые способны в своем воображении самостоятельно выстраивать представления о персонажах и их действиях. Это чтение позволяет «отпускать» воображение. Александр Вампилов – один из величайших драматургов 20 века. Начинал он свою карьеру с прекрасных, милых, элегантных, очень остроумных очерков, которые он писал для иркутских газет.

    Издание, которое я дарю и рекомендую – уникальное, потому, что содержит не только пьесы, но и письма автора, его очерки. Что касается писем Вампилова - их легко читать, так как они написаны человеком талантливым и жившим в близком к нам времени. История Вампилова непростая, наполненная невероятной любовью ко всему, что он делал, и очень большим сопротивлением среды. Так часто бывает с талантливыми людьми. И, может быть, знакомство с такими личностями, как Вампилов, дает нам возможность верить в себя даже в самые трудные моменты. Все его произведения про Человека, а значит про нас.
  • Александр Александрович Карелин, трёхкратный победитель Олимпийских игр, Герой России, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, почетный житель г. Новосибирска.

    Шедевры русской литературы XX в.

    1.jpgВ библиотеку гимназии № 10 я передаю пятитомник «Шедевры русской литературы XX века». Инициатива издания этого альманаха принадлежит академику Дмитрию Сергеевичу Лихачёву. В 2003 году патриарх Московский и всея Руси (07.06.1990 – 05.12.2008) Алексий II(23.09.1929 – 5.12.2008) благословил издателей, отметив, что «Слово несёт в себе одухотворённую мысль, является фундаментальной основой и глубинным стержнем всей человеческой культуры. Именно таково высокое и чистое слово художественной литературы». Я уверен, что произведения, собранные в антологии, станут поводом для новых открытий и интересных бесед.

    Также передаю в библиотеку книги В.М. Шукшина и В.П. Астафьева. Почему Шукшин? Он пишет простым языком о нас с вами. Для меня рассказ «Срезал» - один из самых смешных у Шукшина, а «Горе» - история, которая объясняет, кто мы такие и почему старшее поколение нуждается в нас больше, чем мы можем об этом догадываться.

    2.jpgМне посчастливилось быть лично знакомым с Виктором Астафьевым. Для начала рекомендую – прочтите рассказы Астафьева. Они написаны искренне, простым и понятным русским языком. Произведения Василия Шукшина и Виктора Астафьева, можно сказать, о «борьбе» человека, о горе и счастье, о печалях и радостях, о нашей интересной стране, о людях, которые живут и трудятся на нашей земле. Я не зря сказал о борьбе, это не только вид спорта, благодаря которому я стал заметным. Борьба – широкое понятие, это не только спорт. Борьба – суть нашего бытия. Великий русский борец, шестикратный чемпион мира, обладатель титула «чемпион чемпионов» Иван Максимович Поддубный говорил: «Я дорожил своим именем, а, главное, честью России, представителем которой и был. Прежде всего, было чувство национальной гордости за великую Россию и русский спорт… Когда говорят «русский человек», я сразу представляю себе богатыря, наделенного не только исполинской силой, но и вполне добродушного, расположенного к людям, трудолюбивого и трезвого». Вот ещё интересные слова видного государственного деятеля начала XX века, премьер-министра Российской империи (08.07.1906 – 5.09.1911) Петра Аркадьевича Столыпина, сказанные им жене, Ольге Борисовне: «Истинная сила государства Российского в здоровом, зажиточном и трудоспособном населении». Считаю, что эти слова указывают на то, что достойная жизнь – это труд, готовность к служению, любовь к Родине, здоровье духовное и физическое, верность традициям.

    3.jpg«Сибирские греко-римляне» - ещё одна книга, достойная вашего внимания. Во вступительной статье автор книги Александр Ширшиков пишет: «Сибирь имеет свое имя, лежит на своем месте, имея свой, ни на кого не похожий характер. За 400 лет, прошедших с покорения Сибири русскими, она так и осталась великаном, которого и приручили, и привели местами в божеский вид, но так и не разбудили окончательно. Это пробуждение, духовное осознание ею самое себя, хочется надеяться, еще впереди. Для тех, кто в Сибири родился и живет – это Родина, ближе и дороже которой на свете нет, нуждающаяся, как и всякая Родина, в любви и защите. Нуждающаяся, быть может, больше, чем любая другая страна, потому, что тут есть еще, что защищать. И то, что пугает в Сибири других, для нас привычно и необходимо. Нам легче дышится, если зимой мороз, а не капель. Мы ощущаем покой, а не страх нетронутой дикой тайги. Немереные просторы и могучие реки сформировали нашу вольную и норовистую душу. Из какой такой ткани соткана добрая, чистая, как таежный родник, душа. Порой по-детски наивная и доверчивая, а то вдруг кремнево – неуступчивая и дерзкая. Может, это унаследовано от далеких-далеких древних предков, проживающих на широких сибирских просторах или от казака, от первопроходца Ермака Тимофеевича и его сотоварищей. Несмотря на мешанину, сибиряк стоит обособленно, представляя собой некую обособленную национальность». Лично для меня предметом особой гордости является тот факт, что эту книгу написал тоже борец. В этом произведении, может быть, нет самых высоких художественных достоинств, но уже из-за вступительной статьи, из-за этих 3-х абзацев я советую обратить внимание на эту книгу.

    Надо сказать, что по-настоящему читать, то есть воспринимать и понимать суть того, о чем написано, я научился в 14 лет и это тоже связано с моим увлечением спортивной борьбой. Так получилось, что через год после начала регулярных тренировок, выступая на городском турнире, я сломал ногу. Следующие 6 месяцев, а то и больше о спорте можно было забыть. Чем себя занять? В больнице я начал читать. Сначала – это был Иван Антонович Ефремов с его египетской трилогией, а дальше больше - американские и английские авторы: Э. Хемингуэй, С. Льюис, Д. Сноу, Т. Драйзер, С. Моэм. Чуть позже мне попалась книга А.И. Куприна «Голос оттуда» - это его записки, публицистика в изгнании. И именно после этой книги мне стали интересны не только художественные произведения, но и жизнеописания авторов, автобиографические романы. Я намеренно сопоставлял факты из книги «Голос оттуда» и автобиографии Куприна из серии «Жизнь Замечательных Людей». Так вот, оказалось, что А.И. Куприн, кроме того, что он был судьей по борьбе, которого уважали и почитали спортсмены за его категоричность и болезненную честность на ковре – дружил со многими знаменитыми атлетами, в том числе с И.М. Поддубным.

    Русская литература – кладовая мудрости, знаний, истинных ценностей. Разные авторы в разных произведениях указывают на простую мысль – каждый сам кузнец своего счастья, всё в наших руках, дорогие друзья, а руки должны быть у нас крепки, как у борцов. Чтобы добиться успеха должна быть достойная цель. В учёбе, в искусстве, в спорте, в любом виде активности человека слагаемые успеха – это трудолюбие, воля, дисциплина. Поэтому успехов вам каждый раз и интересного чтения!
  • Василий Иванович Кузин, министр культуры Новосибирской области

    Хорхе Луис Борхес. Коллекция: Рассказы; Эссе, Стихотворения.

    Борхес.jpgХорхе Луис Борхес – один из моих любимейших авторов, и я совершенно точно помню историю знакомства с ним. История моя романтическая. Это произошло в 1985 году, я учился на 4-ом курсе Новосибирской государственной консерватории и участвовал во Всесоюзной олимпиаде по эстетике в Тбилиси. Там я познакомился с девушкой из Ленинградской консерватории. По окончании Олимпиады мы все разъехались в свои города, обменявшись адресами. Вскоре я получаю письмо от той самой девушки из Ленинграда, и в письме, среди прочего, есть такая фраза: «И как написал мой любимый писатель (Борхес)…» и дальше идет цитата, которая звучит примерно так: «Как сказано в трудах одного из ересиархов второго или третьего века нашей эры… зеркала и совокупления отвратительны, потому, что они умножают количество сущностей». Образованный человек здесь услышит аллюзии на У.Оккама. На тот момент я мало знал про Оккама и понятия не имел, кто такой Борхес. Но эта фраза почему-то произвела на меня сильное впечатление, я бросаюсь хоть что-то узнать про автора и обнаруживаю, что не так-то много людей знает, кто такой Борхес, потому, что до 1985 года в нашей стране была опубликована только одна его книга – сборник рассказов, который вышел в издательстве «Библиотека иностранной литературы». Я прочел все эти рассказы и сразу же совершенно влюбился в этого писателя!

    5.jpgХорхе Луис Борхес - автор удивительный: кроме того, что он создал много великих произведений, он еще и прочитал огромное количество книг. У Борхеса действительно особое отношение к книгам, он посвятил им не один рассказ. Например, замечательную историю «Стена и книги», читая которую, понимаешь, что в борьбе со стихией, в войнах в конечном счете выигрывают люди, которые пишут и читают книги. Или рассказ «Книга песка» - о книге, в которой, какую бы страницу ты не открыл, – она всегда не последняя. Образ, говорящий о неисчерпаемости тех смыслов, которые заложены в каждой книге, даже если эта книга написана на двух страницах. Или рассказ «Тлён, Укбар, Orbis tertius» - фантастическое произведение, где описывается история планеты Тлён. В языках южного полушария этой планеты есть только глаголы и наречия, поэтому фраза «Над рекой взошла луна» в переводе на тлеонский язык звучала бы примерно так: «Верх над постоянным течь залунело». Чего стоит, например, рассказ «Три версии предательства Иуды», где герой мог выбрать любую судьбу, для того, чтобы спасти людей. Он мог быть Александром Великим, Цезарем, Иисусом, но он выбрал путь Иуды. Удивительные трансформации.

    Это одна сторона Борхеса – удивительная глубина мысли, изобретательность мышления. С другой стороны, есть рассказы, которые вообще «про другое». Так, рассказ, как мы бы сейчас сказали, про аргентинскую деревню – это потрясающие зарисовки про аргентинский быт и культуру, в которой есть колоритные гаучо, благородные преступники, предательство. Например, в рассказе «Мужчина из розового кафе», где в кафе приезжает известный задира и боец, с которым все боялись связываться, и только мальчик-подросток расправился с ним, напав на него из-за угла. В конце этот парень, обращаясь к автору, говорит: «И вот, Борхес, тогда-то я снова вытащил острый короткий нож, который прятал вот здесь, под левой рукой, в жилете, и опять его осмотрел, и был он как новенький, чистый, без единого пятнышка».

    Сёрен Кьеркегор «Страх и трепет»

    4.jpgЭта книга совсем другая, но в то же время, в ней прослеживается та же самая тема «множества смыслов». В основе истории - библейский сюжет об Аврааме, которому явился ангел и сказал, чтобы он принес в жертву Богу своего сына Исаака. Произведение начинается с такой фразы: «Жил-был некогда человек, который еще ребенком услышал эту красивую повесть о том, как Бог испытывал Авраама, и о том, как тот выдержал испытание, сохранил свою веру…». Ребенок, ставший взрослым, так и не смог постичь смысла этой истории, как бы сильно он не хотел понять смысла, заключенного в этом сюжете, как бы часто он не обращался к Библии.

    «Страх и трепет» - произведение про то, что даже самые очевидные вещи, которые нам кажутся понятными, на самом деле остаются для нас навсегда непостижимыми. То есть, это как раз та самая «книга песка», где даже между двумя ближайшими страницами находится бесконечное множество страниц и смыслов.
  • Дарья Зырянова , актриса «Первого театра»

    Михаил Булгаков «Белая гвардия. Театральный роман»

    Mihail_Bulgakov__Belaya_gvardiya._Teatralnyj_roman.jpgЯ долго думала о том, что подарить библиотеке и о том, какая книга перевернула всю мою жизнь. Наверное, это «Мастер и Маргарита» Михаила Афанасьевича Булгакова, но эту книгу я дарить не буду, потому что для меня это слишком личный роман, мне бы хотелось когда-нибудь выучить его наизусть, просто так, для себя. Я подарю другую книгу этого писателя с двумя произведениями – «Белая гвардия» и «Театральный роман». Первое – это невероятнейшая история любви, семьи, дружбы, достоинства и сострадания. Второе – искрометное, шикарное повествование о нашей жизни, о театре и его разных ипостасях, о тех людях, которые имеют непосредственное отношение к театру, и тех, которые, казалось бы, на первый взгляд, не создают театр.
  • Игорь Николаевич Решетников , заместитель министра культуры Новосибирской области

    Николай Носов "Приключения Незнайки и его друзей"

    Nikolaj_Nosov__Priklyucheniya_Neznajki_i_ego_druzej._Neznajka_v_Solnechnom_gorod.jpgЯ хочу подарить книгу Николая Носова «Незнайка на Луне». Почему я хочу подарить именно эту книжку? Во-первых, я и сейчас читаю сказки и фэнтези. Я считаю, что человек всегда должен мечтать о хорошем и светлом. Без мечты человек умирает. Эту книжку я прочитал от корки до корки, когда мне было шесть с половиной лет, и, наверное, поэтому я запомнил её на всю жизнь. В отличие от многих я научился читать в библиотеке. Я жил в Петрозаводске, в Железнодорожном районе и ходил в ДКЖ в различные секции и кружки. Рядом была библиотека Железнодорожного района. Как-то меня туда привели, и я ходил туда до восьмого класса, пока жил в Петрозаводске.

    Книга Николая Носова "Приключения Незнайки и его друзей" - это был мой первый опыт публичного выступления. Я попал в круг друзей библиотеки, и одна из главных наших задач была прочитать все новинки детской художественной литературы, которая приходила в библиотеку, а потом рассказать другим. Это, наверное, было самое сложное в моей жизни, потому что прочитать – это одно, а рассказать о том, что здесь написано в таком возрасте – это было совершенно другое. Как я волновался, сейчас даже словами не сказать.

    Эта книга о том, как маленькому человеку выживать в этом большом мире. Незнайка – это маленький человек. Он довольно-таки умный парень, который всему учится у всех окружающих его людей. Это, наверное, самое важное.

    Меня на многое сподвигла эта книга. Я мечтал поступить в театральный институт. Помимо фэнтези я читаю много хорошей литературы, но как чиновнику мне приходится читать очень много документов, статей, докладов и т.д. Однако многие книги жанра «фэнтэзи» также очень умные и вдумчивые.

    Почему я хочу пожелать детям прочитать именно книгу Николая Носова "Приключения Незнайки и его друзей"? Знаете, в нашем детстве многое было не так, как сейчас, но всегда есть самое главное – отношение к людям, к окружающим детям, к родителям, к своему поведению среди других и вдумчивое отношение к поступкам окружающих детей. И в этой книжке всё это описано. В какую бы ситуацию Незнайка ни попадал, он всегда оставался нормальным хорошим мальчиком, и ничего плохого в этой жизни не делал. Я считаю, что это очень важно, чтобы дети читали сказки. Без библиотеки, без книги мы погибаем. По-другому я никак не могу это сказать. Любые развлечения интересны, но, когда ты по-настоящему читаешь книгу, ты погружаешься в жизнь этого героя и переживаешь за него.
  • Андрей Валерьевич Шаповалов, директор Новосибирского государственного краеведческого музея

    Ромен Гари "Избранное"

    Я хочу подарить библиотеке реальную книжку из моей библиотеки. Это книга французского писателя русского происхождения Ромена Гари, здесь собрано два его великих романа: «Корни неба» и «Жизнь впереди».

    romen-gari-zhizn-i-smert-emilya-azhara.jpgЧто это за романы и что это за писатель? Это довольно интересный человек. Он сын русских иммигрантов. Родился в России, маленьким ребёнком во время революции его увезли сначала в Польшу, затем – во Францию, где он стал очень известным человеком- писателем, лауреатом Гонкуровской премии, участвовал в сопротивлении. Был лётчиком, награждён Орденом Почётного легиона, летал в эскадрильи «Нормандия Неман». Он был личным другом генерала де Голля, стал дипломатом, был атташе по культуре Франции в Америке. Это была блестящая карьера, но интересен он другим. Он написал в своей жизни больше 20 романов, и он единственный из писателей, кто дважды получил Гонкуровскую премию, хотя Гонкуровская премия одному человеку даётся один раз в жизни. В том числе эту премию он получил в 1956 году за роман «Корни неба».

    Ромен Гари был человек очень интересный, поэтому придумал роскошную мистификацию. Он придумал себе псевдоним Эмиль Ажар, и под этим псевдонимом написал ещё несколько романов, в том числе роман «Жизнь впереди». Чтобы мистификация была настоящей, реальной, он попросил своего племянника, присвоить себе этот псевдоним. Под этим псевдонимом его книга опять прошла Гонкуровский комитет, и он получил премию еще раз. Он никому об этом не сообщил и продолжал работать и публиковаться и под именем Ромен Гари, и под именем Эмиль Ажар. И одновременно выпускал очень хорошую прозу. Закончил свою жизнь он, к сожалению, плохо – он застрелился в возрасте семидесяти пяти лет, - но сама жизнь этого писателя крайне интересна. Я всем рекомендую прочитать его завещание и роскошный роман-автобиографию, который он написал в память о своей матери, «Обещания на рассвете».

    Почему я хотел бы подарить эту книгу? Не только потому, что я люблю Ромена Гари, и это тот автор, которого стоит читать. Я хочу подарить эту книгу, потому что в ней совершенно завораживающие романы. Они очень романтические, очень сложные. Они актуальны, потому что мы все сейчас живём в мире, где очень не хватает двух вещей: любви и уважения людей друг к другу – самых обычных гуманистических ценностей.

    Первая книга «Корни неба» - это роман о несуществующей африканской стране. Действие проходит в середине 1950-х гг. В этой стране есть все постколониальные проблемы: тяжёлое наследие колониализма, продажное правительство, война, трайболизм, истребление людьми друг друга, хищнические охоты. Белые колонизаторы, как могут, рвут Африку. Однако во всём этом ужасе и кошмаре живёт один человек, который не участвует в политической борьбе, хотя мог бы участвовать – он довольно известен. Когда вокруг тысячами и десятками тысяч гибнут люди, он защищает слонов. Защищает безумно и отважно, как всё в этом мире: он отстреливает охотников, пишет петиции. Но в центре этого всего стоит то, почему он это делает - он считает, что эти нелепые огромные животные являются символом Африки и символом свободы.

    Естественно, это не простой человек - до этого он сидел в концлагере, где научился одному: обязательно нужно уважать себя и только тогда можно быть свободным. «Корни неба», считает автор, это как раз корни свободы, которая живёт в сердце человека. Если человек учится уважать свободу, он уважает свободу всего: свободу себя, свободу окружающих и свободу этого мира. Поэтому ему очень важно защитить именно слонов, которые являются своеобразным символом свободы для него. И у него с этим связана личная история, я не буду ее рассказывать, надеюсь, кто заинтересовался, сам ее прочтет.

    Второй роман – это «Жизнь впереди». Это тоже очень трагический роман об одном персонаже - маленьком африканском мальчике Момо. Его мать была проституткой и бросила Момо в приюте для детей, оставшихся без родителей, который содержит старая еврейская женщина по имени Роза. Здесь в очень плохих условиях содержатся несколько детей, но у Розы любимый мальчик – Момо. В конце концов, мадам Роза умирает, а мальчик Момо остаётся ей по-детски верным. Как и многие другие романы Гари это история о любви, верности и глубоких человеческих отношениях.

    Я бы хотел, чтобы будущие читатели научились из этих книг гуманизму в широком смысле и правильному отношению к жизни. Хотелось бы, чтобы в людях они пробудили немного романтики, немного любви, немножко понимания.
  • Евгений Иванов, фотохудожник, председатель Новосибирского регионального отделения Союза фотохудожников России

    Гессе Г. Игра в бисер

    Иванов.jpgЯ могу сказать со всей ответственностью, что книги сформировали меня на 90%. Отчетливо помню одну из своих самых первых книг, которые мне читала мама – это книга Александра Волкова «Волшебник изумрудного города». Одним из героев книги был стражник Изумрудного города Дин Гиор, у которого были ключ и длинная борода с косичкой. Я абсолютно не понимал, зачем ему борода, зачем эта косичка? Я считал, что в реальной жизни таких людей не бывает. И когда я сейчас смотрю на себя в зеркало, каждый раз думаю, что в жизни происходят поистине удивительные вещи - сказка становится реальностью. В книгах, как и в жизни часто так бывает: вымысел и реальность переплетаются.

    Конечно, всех книг, которые воспитали нас и сформировали как личность, перечислить невозможно. Скажу пару слов о книге, познакомившись с которой, для меня открылся мир искусства. До этого я профессионально занимался спортом, был в сборной ЦСКА по лыжным гонкам, чемпионом Вооруженных сил среди юношей. Но в один прекрасный момент мой школьный друг сказал, что спорт – это хорошо, но до определенного возраста, поэтому нужно «двигать» науку. Я сдал экзамены в НЭТИ, причем сознательно отказавшись от всех спортивных наград, чтобы не поступать, как говориться «по блату». Но проучился там я не долго, потому что один хороший человек мне сказал, что инженером быть хорошо, но все-таки лучше быть художником, а лучше всего вообще снимать кино. Кто бы мог подумать, что из этого «несерьезного» разговора что-то выйдет. Но в жизни ничего не бывает случайно – не бывает случайного человека, поступка, книги. Герман Гессе и его книга «Игра в бисер» раскрыли для меня целый мир в искусстве. Эту удивительную книгу можно было тогда прочитать только в библиотеке.

    Если бы мне в школе сказали, что я буду художником, председателем Новосибирского регионального отделения Союза фотохудожников России, и мои работы будут храниться в музеях, я бы смеялся. Но мы развиваемся, живем, ставим себе новые задачи и не можем остановиться. И книга, о которой я рассказываю, как раз об этом.

    Еще одна удивительная история с «Игрой в бисер». Моя жена работала в НИИГАиКе и у нее на столе лежала эта книга. Одна студентка взяла почитать и, вернув, сказала, что ничего подобного она не читала, что это просто фантастика! Когда жена спросила, что она поняла, та ответила, что в том то и дело, что вообще ничего не поняла, но прочитала все до конца.

    Надо признать, что меня всегда мучил этот вопрос: «Насколько искусство в состоянии оказывать на нас очень серьезное воздействие, даже при условии, что мы не всегда можем понимать, о чем там говорится». Мне кажется, что настоящее искусство вводит нас в некий катарсис, подключает к каким-то космическим энергиям, и «Игра в бисер» - книга, которая обладает этим магическим, необъяснимым влиянием. Да и не только эта книга…

    У Виктора Пелевина на обложке «Generation П» написано: «Все мысли, которые к Вам придут во время чтения этой книги – это копирайт. Пелевин». На самом деле, при чтении мы подключаемся к таким мощным ресурсам, которые помогают осмыслять эту жизнь, найти в ней себя, понять этот мир, занять в нем достойное место во всех отношениях.

    «Любой цветок неотвратимо вянет в свой срок
    И новым уступает место,
    Так и для каждой мудрости настанет час,
    Отменяющий ее значение.
    И снова жизнь душе повелевает
    Себя перебороть, переродиться
    Для неизвестного еще служенья,
    Привычные святыни покидая
    И в каждом начинании таится
    Отрада благостная и живая
    Кто знает, может гроб, и смерть, и тленье
    Лишь новый путь к иной Отчизне
    Не может кончиться работа жизни.
    Так, в путь! И все отдай за просветленье!».
    Г. Гессе
  • Штефани Петер, директор Гете-Института в Новосибирске

    Флориан Иллиес "1913. Лето целого века"

    Петер.jpgКнига, о которой я хочу рассказать, имеет очень короткое название – «1913». Написана эта книга была фельетонистом, искусствоведом из Берлина Флорианом Иллиесом. Книга стала бестселлером в Германии, и, как я слышала, сейчас входит в топ-5 по продажам в Новосибирске. Книга «1913» вышла в издательстве Ад Маргинем Пресс. Сергей Ташкенов перевел ее на русский язык.

    «1913»… Я думаю, что книга с числом в заглавии отлично подходит для Новосибирска, который знаменит своими давними традициями, связанными с математикой, математическими исследованиями. У книги есть подзаголовок «Лето целого века», указывающий на тему. 1913 год был очень продуктивным, полным всевозможных новаторств, совершенно необычным годом в истории культуры Европы и России. Это был год, во время которого появилось все мыслимое и немыслимое, во время которого никто не мог себе представить, что годом позже разразится Первая мировая война.

    Что же произошло в 1913 году? Во-первых, Чарли Чаплин подписал свой первый договор на съемки в фильме; Луи Армстронг в Новом Орлеане впервые взял в руки трубу; в мае 1913 состоялась премьера балета Игоря Стравинского «Весна священная»; Казимир Малевич закончил «Черный квадрат». Марсель Пруст написал первый роман из цикла «В поисках утраченного времени», который начинается с известнейшей фразы: «Долгое время я ложился спать рано». В немецком городе Эссене был открыт первый супермаркет «Ауди», а в Милане открылся первый бутик «Прадо». Кроме того, Марсель Дюшан показал свой первый «реди-мейд».

    Эта книга - восхитительный сборник фактов и анекдотов, которые Флориан Иллиес собрал и изложил в чрезвычайно легкой манере. Эта книга доставляет особое удовольствие, она позволяет все больше и больше узнавать о творческой фазе тогда еще молодого стиля модерн.

    Что было в 1913 году в Новосибирске?.. Один ответ у меня уже есть: в 1913 г., в Новосибирске, в одном из первых городов России, ввели всеобщее начальное обучение. Это хороший знак и свидетельство того, что образование очень важно для этого города.

    Известный писатель-фантаст сказал однажды, что для нас гораздо проще представить будущее, чем прошлое. И я с ним согласна. Но Флориану Иллиесу все же удалось отобразить дух 1913 года в очень объемной картинке. И это замечательно!

  • Григорий Викторович Милогулов, почетный консул Франции, директор Культурно-информационного центра Альянс Франсез - Новосибирск

    Кинг С. «11/22/63»

    Я хочу рассказать о книге современного американского писателя Стивена Кинга «11/22/63».

    Милогулов.jpgДолжен признаться, что до прочтения этой книги, я был достаточно консервативен в своих литературных предпочтениях… У меня обычно не возникает желания взять в руки книгу, которая представлена на промо-тумбе, где написано «бестселлер». Связано это с тем, что в современной литературе много книг, которые, на мой взгляд, не стоит читать. Так и я впервые прошел мимо этой книги на большой скорости, увидев только автора, не обратив внимания на название. Но в следующий раз я уже заметил название это книги и задал себе вопрос: «11.22.63» - что это означает? Я вспомнил, что это американская книга и американский автор, а в Америке название месяца идет до даты, и если мы перевернем эти цифры на свой привычный «размер», то получится: 22.11.1963 – это дата покушения на президента Америки Джона Кеннеди.

    Фабула книги написана очень по-американски для того, чтобы заинтриговать читателя. В некоем небольшом американском городке герой, от лица которого идет повествование, совершенно случайно обнаруживает, что ступеньки, которые спускаются в подсобку одного из уютных маленьких кафе, ведут в прошлое и являются неким порталом. Но, Стивен Кинг не был бы Стивеном Кингом, если бы он взял некий набор клише и вокруг них написал бы достаточно объемную книгу. Любой человек, который спускается по этим ступеням, попадает в один конкретный день прошлого. К слову, от момента, когда началось повествование книги и до момента, когда совершилось покушение на Кеннеди проходит 5 лет.

    Вторая часть сюжета, сыгравшая ключевую роль, это то, что каждый новый человек, проходящий через этот портал, каждый раз обнуляет все те изменения, которые произошли до него. Книга «11.22.63» - про то, что человек хотел, хочет и будет хотеть знать будущее. Для чего? Не для того, чтобы знать, что там произойдет, но потому, что человек всегда хочет изменить будущее. Наверное, у каждого в жизни бывает такой момент, когда он думает: «Я хочу вернуться в прошлое, в какой-то конкретный день. Если бы я туда вернулся, то я бы сделал все по-другому. И все было бы хорошо».

    Но на самом деле, книга о том, насколько сложно человеку иногда осознавать неизменность событий, смириться с тем, что событие произошло и его изменить нельзя. И даже если вот таким магическим образом человеку дается возможность изменить что-то в своей жизни или в жизни целой страны, иногда выясняется, что изменив что-либо, происходит нечто ужасное. В книге герою удалось спасти президента Кеннеди и, вернувшись к себе в 2011 год, он увидел, к какой катастрофе это все привело – Соединенные штаты стали не теми, которыми мы их знаем, со своими плюсами и минусами, а совершенно ужасной страной, в которой жить невозможно.

    Почему я бы хотел посоветовать прочитать эту книгу? Безусловно, может быть, в отличие от великих имен, которыми полна мировая литература, название этого произведения и сотрется с исторических мраморных плит, но могу сказать точно, что я для себя, после прочтения этой книги, сделал определенный вывод. В качестве руководителя культурного центра я всегда призываю людей: пытайтесь стирать свои клише… о французах, об американцах, обо всех…, о наших близких, не живите клише, ведь они отравляют нам нашу жизнь. Они заставляют нас видеть то, что в этом клише записано, а не то, что на самом деле есть. Поэтому, прочитав эту книгу, я еще раз задумался: нельзя автоматически проходить мимо стоек, где написано «Бестселлер», может быть, стоит подойти и почитать хотя бы несколько страниц.
  • Антонио Лателла, итальянский режиссер-постановщик

    Книга: Ибсен Г. «Пер-Гюнт»

    Первый раз я прочитал эту книгу, когда мне было 17 лет, тогда я начал заниматься театром и всегда хотел сыграть на сцене главного героя, но на тот момент такой возможности у меня не было. За свою жизнь я перечитывал это произведение несколько раз, и каждый раз мое восприятие, понимание текста и смысла менялось.

    Лателла.jpgСначала я прочитал «Пер-Гюнта» как сказку. Когда повзрослел, то подумал, что «Пер-Гюнт» - это серьезнейшая, скучнейшая книга. Потом я еще немного повзрослел и подумал: «По-моему, эта книга философская». Я - сегодняшний могу сказать, что это роман о человеческой жизни, который немного напоминает «Фауста», «Дон Кихота». Для меня в «Пер-Гюнте» жизнь отчасти течет по-донкихотовски – герой закрывается один в комнате и путешествует, путешествует, путешествует… А, может, и вовсе никуда не отправляется. Он «путешествует» через книги, читая истории других.

    Самый большой вопрос, поставленный в произведении: «Знаешь ли ты самого себя?». Я думаю, что можно путешествовать всю жизнь и никогда не познать самого себя. Но с книгами мы чувствуем себя менее одинокими.
  • Юлия Паначук, тележурналист, ведущая информационной программы «Вместе» телестанции «МИР»

    Зверева Н. «Школа тележурналиста»

    Паначук.jpgКнига, о которой я хочу рассказать – это книга про любовь к профессии, про поиск себя в этой профессии и про то, как это бывает непросто. Есть хорошая поговорка: «Пока мы помним своих учителей, мы остаемся людьми». И я представляю книгу человека, которого я очень хотела бы считать своим учителем. Нина Зверева – удивительный человек, которая смогла совместить успешную карьеру журналиста и воспитать троих детей. Она, фактически, живет на два города: Нижний Новгород и Москва. Список её профессиональных побед большой, достаточно сказать, что на телевидении она работает с восьми лет, а затем была первым спецкором программы «Вести», брала интервью у Билла Клинтона, Ясера Арафата, Бориса Ельцина и многих политиков и общественных деятелей. НО самое главное для многих из нас – она первая написала учебник по региональной журналистике, который до сих пор переиздается и считается в нашей среде одним из самых вменяемых.

    Но сначала позвольте немного рассказать о себе. Я готовилась стать специалистом в другой профессии и считала, что выбор мой верный. Поэтому поступила в педагогический университет на специальность «психология», мечтая быть только практикующим психологом. Работала в студенческой лаборатории. Приходила в школы, проводила тестирования в рамках исследований, которые были на кафедре.

    Все изменил случай. К нам в университет приехала съемочная группа, и меня попросили стать одним из героев сюжета, а потом попросили самостоятельно снять сюжет. Я тогда едва закончила первый курс факультета психологии. Сначала я снимала по одному сюжету в неделю. Потом два. К началу четвертого курса я уже четко знала, чем буду заниматься. В итоге, к завершению вуза, у меня была трудовая книжка и начальный стаж. То, что начиналось как эксперимент, переросло в основную профессию. Иногда у меня спрашивают, как может человек со специальностью психолога работать тележурналистом, насколько возможно совмещать две эти профессии. Или действительно ли нужно иметь специальное образование, чтобы стать журналистом. На этот вопрос уже отвечали – есть весьма определенное мнение и Владимира Позднера и Нины Зверевой. Ответ Нины Витальевны я хотела бы зачитать из ее книги «Школа регионального тележурналиста». Цитирую : «Обычно задают такие вопросы люди, имеющие дипломы врачей, биологов, физиков, нужно ли заканчивать второй вуз или получать второе высшее образование. Зачем вообще нужно иметь образование, если за плечами только школа или техникум. Ответ может быть только один. Профессия журналиста требует высшего образования: нужно уметь организовывать себя и окончить вуз. Какой – не суть важно. К. Эрнст, В. Познер, П. Лобков по образованию биологи. Однако это же не помешало им стать настоящими профессионалами телевидения. Иногда специальное журналистское образование дает меньше, чем другое. Чему учат журналистов? Всему по чуть-чуть, плюс немножко ремесла. За рубежом действует другая система. Сначала человек изучает конкретную область знания: физика, химия, биология и др., а потом, если почувствует интерес к профессии журналиста, может окончить специальные курсы для приобретения практических навыков. Это очень грамотный подход. Биолог Павел Лобков неспроста задает глубо и точно вопросы из мира растений, однако, не менее точно он говорит и о политике, и экономике. Всегда наиболее выигрышным является симбиоз конкретных знаний и навыков ремесла и умения учиться. Умение учиться – это и есть результат любой учебы. Хорошо, если Вас этому научили в институте. Бывает, что этому приходится учиться самим. Как говорится, умный любит учиться, а дурак - учить».

    Я знаю, что в гимназии №10 есть студия журналистики, и, конечно же, в первую очередь рекомендую эту книгу тем, кто занимается в этой студии. Но думаю, что она будет полезна и интересна всем, так как эта книга написана простым и живым языком. По сути «Школа тележурналиста» - это первое учебное пособие, написанное просто и грамотно, а также адресованное региональным журналистам.

    Нужно признать, я долго охотилась за этой книгой. Первые отрывки из нее я нашла в Интернете, когда писала диплом в НГУ уже на факультете журналистики. Я продолжила обучение именно в этом вузе, так как посчитала, что мне нужно второе специальное образование. По отрывкам из Сети я нашла саму книгу, но в продаже её не было. Удалось найти издание в одной из библиотек и отксерокопировать. Чуть позже я заказала эту книгу. Должна сказать, что моя дипломная работа, во-многом, была построена именно по ней.

    В 2011 году, на базе российской школы «Практика» я проходила курсы повышения квалификации. Там же познакомилась с Ниной Зверевой лично. Теперь у меня есть книга, подписанная автором, а также телеведущим и журналистом-международником Андреем Кондрашовым, который вместе с Марией Ситтель работали на нашем курсе. Собственно, это и есть та книга, которую я дарю школе и детям, которые занимаются в студии. Спасибо областной библиотеке за эту уникальную акцию «Подари книгу» и такую возможность.

  • Виктор Иванович Буланкин, заместитель министра культуры Новосибирской области

    Книга: Джером Дэвид Сэлинджер «Над пропастью во ржи»

    Буланкин.jpgЯ прихожу к мнению, что все мы – библиотекари. У каждого из нас есть своя личная библиотека воспоминаний, фильмов, книг. Даже у маленького ребенка есть своя крошечная библиотека книжек-малышек и сказок. Вместе с взрослыми, родителями, бабушками и дедушками ребенок пополняет свою библиотеку впечатлений. В моей библиотеке тоже есть книги и воспоминания. Хочу рассказать вам про то, как в моей жизни появился роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи»… Моя история взаимоотношений с этой книгой началась случайно: будучи подростком я жил в коммунальной квартире. Так случилось, что на столе в нашей общей кухне оказалась эта самая книга, немного зашарпанная, на ее обложке была изображена фотография юноши, мальчишки… Меня заинтриговала эта обложка, выполненная как графика, в черно-белых тонах. Мне стало интересно – что же скрывается за этой обложкой?

    Героем книги Сэлинджера оказался очень простой парень, который ищет себя. И в тот момент, когда он отрывается от бытия, от проблем, которые существуют, наверное, у каждого из нас, он, в поисках себя, находит ту самую поляну над пропастью во ржи, которая делает его на мгновение свободным, счастливым и понятным самому себе.

    Мне очень понравился этот роман, понравился профиль этого парня на обложке… Я нашел художника, который сделал эту работу – это Эндрю Уайт, американец. У него целая художественная семья. Я познакомился с другими его работами. А потом, спустя годы, побывав в Америке, увидел его выставку, совершенно необыкновенную. Вот так сложилось мое отношение к этой книге.

    Эта книга адресована каждому из нас, ведь мы каждый раз ищем себя и каждый раз обретаем себя… Каждый из нас проходит свой путь, идет своей дорогой, ищет свое заветное место «Над пропастью во ржи».
  • Субботин Сергей Николаевич, депутат Законодательного собрания Новосибирской области по округу № 18, руководитель Исполнительного комитета Новосибирского регионального отделения Партии «Единая Россия»

    Виктор Курочкин «На войне как на войне»

    Я убежден, что после войны, мирная жизнь начинается с восстановления библиотек, культурных ценностей.

    Субботин.jpgМне очень нравится книга Виктора Курочкина «На войне как на войне». Она о той большой войне, о Великой Отечественной войне, которая коснулась каждой нашей семьи. Виктор Курочкин - сам фронтовик, награжденный многими орденами и медалями. Он ушел из жизни достаточно рано, в 1976 году. И с каждым днем фронтовиков становится все меньше и меньше, но воспоминания о войне, осмысление войны современным поколением продолжается.

    Поскольку автор – непосредственный участник военных событий Великой Отечественной войны, то его книга получилась документально-художественной, с описанием повседневной жизни бойцов. Младшего лейтенанта Малешкина, только окончившего военное училище, назначили командиром «самоходки» с экипажем бывалых бойцов. Командиру-новичку среди опытных солдат не просто завоевать авторитет и выстроить отношения с сослуживцами. Его то и дело проверяют на прочность, отпускают в его адрес шуточки, а он неумело проявляет свой характер. Но все же Малешкину удается через череду испытаний и смелых поступков стать «своим».

    В 1969 году, то есть через год после того как Курочкин написал повесть «На войне как на войне» на советских экранах вышел одноименный фильм, у которого, так же как и у книги, и сегодня много поклонников. Я часто перечитываю эту книгу, так как незатейливость, искренность героев мне очень импонируют. Я убежден, что повесть «На войне как на войне» адресована, в первую очередь, нашей молодежи, которая часто обращается к иностранным авторам, что тоже хорошо, но не стоит забывать, что у нас есть свои замечательные писатели.
  • Андрей Викторович Кугаевский, профессор Новосибирской государственной консерватории имени М.И. Глинки, лауреат Всероссийских и международных конкурсов России, США, Японии (домра)

    Грум-Гржимайло Т. «Ростропович и его современники в легендах, былях и диалогах»

    Ростопопович.jpgЭта книга – подарок мне моих родителей. Это издание не только о Мстиславе Леопольдовиче Ростроповиче, как о человеке, но и как о гениальном исполнителе, дирижере, выдающемся гражданине мира, общественном деятеле. Но книга не биографическая – здесь переплетение творческих судеб. Это свидетельства великих музыкантов, всемирно известных людей, которые с ним общались. Среди них А. Шнитке, Г. фон Караян А.И Солженицын, Ю. Башмет, т.д.

    Всякий раз, обращаясь к уже прочитанной книге, находишь в ней новые смыслы. И чем старше становишься, еще на годик, еще на пять, десять лет, все больше и больше находишь смыслов в ее содержании, новое его понимание.

    Каждый раз, перечитывая ее, я испытываю неописуемое счастье соприкосновения с творцами. Исполняя произведения каких-то композиторов, практически из первых уст знать, что заложено в этом произведении, какого звукового, эмоционального эффекта, какого философского погружения хотел бы видеть автор, создавая произведение, это дорогого стоит. И Мстиславу Леопольдовичу это удавалось, общаясь с такими личностями как Д.Д. Шостакович, С.С. Прокофьев, т.д., свидетельства которых тоже есть в книге.

    Издание «Ростропович и его современники в легендах, былях и диалогах» содержит только часть великого наследия, которое оставил нам великий дирижер, роскошный виолончелист в записях. А ведь помимо всего прочего у него хватало энергии быть правозащитником, пропагандистом человеческих ценностей в очень непростые времена «перестройки», изменения политической системы в нашей стране. В общем, эта книга – про настоящего русского человека.

Дата создания: 2014-10-15 11:04
Дата изменения: 2017-01-26 16:27