Архипова, Кирзюк: Опасные советские вещи. Городские легенды и страхи в СССР

Архипова, Кирзюк: Опасные советские вещи. Городские легенды и страхи в СССР
float(0)

Советская реальность полнилась диковинными и опасными вещами: джинсы, зараженные вшами, портрет Мао Цзедуна, проступающий ночью на китайском ковре, свастики, скрытые в конструкции домов, жвачки с толченым стеклом. Книга "Опасные советские вещи. Городские легенды и страхи в СССР"- известных фольклористов и антропологов Александры Архиповой (РАНХиГС, РГГУ, РЭШ) и Анны Кирзюк (РАНГХиГС) - первое антропологическое и фольклористическое исследование, посвященное страхам советского человека. Многие из них нашли выражение в текстах и практиках, малопонятных нашему современнику: в 1930-х на спичечном коробке люди выискивали профиль Троцкого, а в 1970-е передавали слухи об отравленных американцами угощениях. В книге рассказывается, почему возникали такие страхи, как они превращались в слухи и городские легенды, как они влияли на поведение советских и не только советских людей и порой порождали масштабные моральные паники.

В 1868 году лингвист, философ, математик Чарльз Пирс написал очень небольшую статью, которая в XX веке стала основанием новой науки семиотики. Речь идет о том, что в человеческой культуре существуют разные типы знаков, различающиеся по способу указания на обозначаемый объект. Пирс выделяет в отдельную группу знаки-индексы, которые сохраняют только часть связи (как правило, причинно-следственную) между знаком (означающим) и объектом (означаемым). Однако такой связи достаточно для того, чтобы зритель ее уловил. Дым, поднимающийся над трубой деревенского дома, есть знак-индекс огня в печи.

В 1920 году свастика стала официальным знаком-индексом Национал-социалистической партии Германии: любое появление свастики являлось однозначной визуальной отсылкой к фашизму и фашистам. В советской истории в это время таким индексом стала фигура (а точнее лицо и борода) Л.Д.Троцкого. Пример из истории:

«В 1930-е годы пионерский галстук не нужно было мучительно завязывать специальным узлом. Для этого у школьников были специальные металлические зажимы, на которых был изображен горящий костер с тремя языками пламени. В ноябре 1937 года школы Москвы и Ленинграда поразила эпидемия слухов об опасности этих зажимов. В гравировке с изображением пламени школьники и взрослые видели вездесущую «бородку Троцкого», его профиль, а также подпись злодейской оппозиции».

Специальные органы нашли источник этих слухов – им оказался ученик 5 касса московской школы Борис Косовой, но так и не смогли побороть их. С тех пор, все меньше ребят по всей стране стали пользоваться зажимами для галстуков и постепенно эти зажимы совсем вышли из оборота.

Бородка Троцкого мерещилась советским гражданам и в изображении пламени на спичечном коробке и в рисунке на ткани. Довольно часто люди платили свободой и жизнью за победные вымыслы.

В чем же причина того, что подобные слухи и легенды живучи?

Авторы книги анализируют различные версии, выдвинутые психоаналитиками, социологами и другими специалистами. Вот несколько версий: во-первых, современная городская легенда описывает объективные угрозы и ее главными функциями становятся информирование и предупреждение окружающих о возможных опасностях; во-вторых, легенда выполняет терапевтическую функцию, но только не для индивида (как было бы в психоаналитических теориях), а для сообщества. Это некоторое проговаривание социальных проблем;    в-третьих, фольклорный текст становится символической реализацией невыполнимых и этически неприемлемых желаний аудитории. 

В таком ключе авторы нам пересказывают американскую городскую легенду середины прошлого века. По сюжету этой легенды молодая семья едет в отпуск и берет с собой бабушку; в дороге бабушка внезапно умирает, что вынуждает семью отправиться в обратный путь; на обратном пути труп загадочным образом исчезает. Молодые американцы, считают ученые, терпеть не могут все, что связано со старостью и смертью, они предпочли бы не заботиться о своих живых престарелых родственниках и избежать хлопот, связанных с похоронами мертвых. Однако в реальности это желание невыполнимо и морально неприемлемо. Поэтому появляется сюжет, который его реализует в социально санкционированной форме городской легенды, где внезапная смерть бабушки и последующее чудесное исчезновение ее трупа избавляют молодых людей от неприятных забот и заодно от чувства вины.

Кроме того, в легенде, кроме содержания, есть еще и форма - фонетика, фразеология, стиль и другие элементы, относящиеся к строению текста. И люди просто любят интересные истории.

Книга из серии: Культура повседневности.

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2021-07-09 11:54
Дата изменения: 2021-07-09 12:04
Спросите библиотекаря